/ Новости / Островское соглашение. Часть 1

Островское соглашение. Часть 1

630 лет тому назад в начале августа 1392 года было подписано соглашение, которое  получило название Островское. Король польский Ягайло после 10 лет гражданской войны передал власть в Великом княжестве Литовском своему сопернику – князю Витовту.

30 лет тому назад, 25 июля 1993 г. на Международных историко-краеведческих чтениях в Лиде я (старший научный сотрудник Лидского историко-художественного музея Сливкин В. В.) выступил с докладом «Островское соглашение», в котором обратил внимание на этот договор как пример мирной передачи власти в истории ВКЛ.

Доклад и статью я закончил следующими словами: «Островское соглашение – яркий пример выхода из безнадежной политической ситуации, вечный пример подражания всем политикам земли белорусской: законный властитель уступил власть более достойному и более талантливом родственнику, что в конечном итоге привело к разгрому главных врагов славянских народов, как на западе, так и на юге, к процветанию Великого Литовского княжества и народов, его населяющих» (1. С.44).

В том же докладе, вслед за Т. Нарбутом (2) и К. Шайнохой (3) высказался в пользу места заключения соглашения на Лидской земле на берегу р. Дитвы в имении Остров. За год до конференции в книге польского историка Карла Шайнохи «Ягайло и Ядвига» прочитал отрывок, который произвел на меня впечатление: «В середине лета 1392 г. съехались оба двора перед Лидой в Острове над рекой Дитва. Было там огромное имение княжеской казны, способное разместить столь блистательное общество гостей. Ныне маленькая деревенька шляхетская, славилась в древности как частое место пребывания Великих князей. …Красивейшая пора года украшала ее сейчас буйными цветами и запахами. И не только природе покровительствовали небеса в Острове. Как околица, солнцем июльским обласканная, так собравшееся там общество княжеское сияло удовольствием радости. Завязывающийся сейчас узел братства между Ягайло и Витольдом начинал для обоих братьев эпоху благополучия и славы, становился вторым соединением Короны с Литвой. Душой этого нового соединения, властительницей всего достопамятного Островского торжества была королева польская Ядвига. В полном расцвете лет и красоты, окруженная уже славой возвращения Руси Червоной, мудрая соединительница и посредница в самых сложных делах Короны, настоящая наследница и польская властительница, покоряла она всех своим авторитетом, своей красотой и умом» (3. Р. 51-52).

Было от чего прийти в краеведческий восторг – король Ягайло, королева Ядвига, князь Витовт, его жена Анна Святославовна на Лидской земле подписали исторический Островский договор международного значения.

Спустя 30 лет должен признать, что это событие, хотя и имело место, но к сожалению, не на лидской земле. Об этом и пойдет речь.

Ягайло и Витовт

Ягайло и Витовт – двоюродные братья, одногодки, оба родились около 1350 г. Ягайло – сын великого князя Ольгерда Гедиминовича и православной тверской княжны Иулиании (Ульяны) Александровны, Витовт – сын князя Кейстута Гедиминовича и языческой жрицы жмудинки Бируты. Оба родились от вторых жен князей и имели старших братьев и сестер. У Ягайлы было 11 братьев, шесть из них старше его, и 10 сестер, у Витовта – 5 братьев и три сестры. С 18 лет оба участвовали в походах своих  отцов, дружили между собой. В 1370-х годах получили свои уделы: Ягайло – Витебское княжество, Витовт – Городенское (1374). В 1377 г. после смерти Великого князя Ольгерда  Кейстут в присутствии князей, бояр и панов всего княжества объявил Ягайло Великим князем литовским.

Борьба за власть

В 1381 г., Кейстут сместил Ягайло с великокняжеского престола и отправил вместе с матерью и младшими братьями в Витебск. Это было серьезным нарушением веками сложившегося порядка избрания Великого князя. Далеко не все согласились с таким способом. В сентябре 1382 г. Кейстут и Витовт оказались в заточении в Кревском замке, где Кейстут был удушен, а Витовт, благодаря жене Анне и ее служанке, бежал, переодевшись в женское платье.

Следующие 10 лет, до 1392 г., с пятилетним перерывом в 1384-1389 гг., Витовт и Ягайло ожесточенно сражались за власть. Оба обращались за помощью к крестоносцам, оба уступали Тевтонскому Ордену Жмудь, оба предавали, оба нарушали клятвы. Витовт принимал православие (1384) и дважды (1383 и 1386) католицизм. Ягайло, православный от рождения, стал польским королем (1386) и искренним католиком. Оба громили замки, города и селения своей Родины. На совести Ягайло десятидневная осада Берестейского замка и 50-дневная Гродненского, на совести Витовта шесть походов с крестоносцами на земли Великого княжества и пятинедельная осада виленских замков. Это была первая большая гражданская война в Великом княжестве с огромными людскими и материальными потерями. В борьбе за власть великие люди милосердия не знают.

К концу 1391 г. ситуация в Великом княжестве для Ягайло-Владислава и польского королевства значительно ухудшилась:

— северо-западная часть ВКЛ (Жмудь и Аукштайтия) находились под непрерывным военным давлением Тевтонского Ордена;

— Ягайло, приняв польскую корону и католичество, потерял в значительной мере поддержку языческого и православного населения Великого княжеств Литовского, Русского и Жомойтского;

— князь Витовт стал тестем Великого князя Московского: 9 января 1391 г. митрополит Киприан в соборной Московской церкви обвенчал Софью Витовтовну с Василием Дмитриевичем (4. С.219);

— родные братья короля Скиргайло, Корибут, Свидригайло оказались «мало подходящими для управления народом» (5. Р. 256);

— наместник Ягайлы князь Скиргайло, «предававшийся охоте и пьянству», в состоянии алкогольного опьянения впадал в ярость и наносил увечья окружающим;

— непрерывно росло число сторонников Витовта;

— на границе Великого княжества по распоряжению магистра Тевтонского ордена Конрада фон Валенрода были построены три деревянных замка: Риттерсвердер (ниже Ковно), Нойгартен (Naugarthen) – напротив Гродно и Метенборг (Metenborg), а также восстановлен замок Байерен (6).

— замок Риттерсвердер тевтонцы передали в распоряжение князя Витовта, чтобы он собирал приходящих к нему сторонников;

— в конце года были потеряны Меречский и Гродненский замки «Гродненский гарнизон состоял из литовцев, русских и поляков; поляки готовились к отчаянной обороне, но литовцы и русские схватили их и посадили в башню, а город сдали Витовту. 15 поляков были казнены на месте, а 3 отправлены в Пруссию» (7. С. 59);

—  предпринятая князем кревским Вигундом Ольгердовича попытка взять штурмом один из вновь построенных тевтонцами замков оказалась неудачной (7. С.58);

— столицу Вильно оборонял польский гарнизон под командованием Я. Олесницкого;

—  приходилось  ежемесячно отправлять в Литву продукты, воинов и оружие: «Пока длилась война с князем Витовтом, король польский Владислав … вынужден был направлять из Польши боевые припасы, воинов и оружие и великое множество хлеба, сала, скота, проса и другого продовольствия, и притом каждый месяц в большом количестве и собственными обозами…. если бы Владислав не заботился о снабжении хлебом и не ввозил в Литву необходимого количества продовольствия, то она была бы покинута и крестьянами, и рыцарями, и крестоносцы легко могли бы вторгнуться и занять ее; ведь рыцари не могли бы оставаться на охране замков, а крестьяне – засевать поля, если бы не было обеспечено общее и равное снабжение из Польши. Страшный голод распространился на всех, и теснимые им как знатные, так и крестьяне утверждали, что они покинули бы Литву, если бы им не оказали помощи из Польского королевства всякого рода продовольствием» (5. 1391 г.).

В январе 1392 г. Витовт вместе с крестоносцами провел очередной поход на Литву: «Войдя с хоругвями в Алитен (совр Алитус), взяли в неволю и убили 2000 человек и Витовт присутствовал со своим войском. Наутро ударили на короля Корибута. Альберт Карсов, капитан христиан, ударивший на них, вместе с великой добычей забрал всё их оружие и множество поубивал и в неволю побрал. Затем безо всякого для себя ущерба вместе возвратились домой» (6. С.334-336).

«…Алитен, где 2 тысячи человек были взяты в плен и убиты, недалеко от Лиды, южнее Вильны. Там Карибут, брат польского короля, который, видимо, не захотел подчиниться власти Витовта, был разбит и в последний момент смог спастись бегством. Его запасы оружия и очень богатые трофеи попали в руки врага, плюс к этому большое число пленных» (8. Р.607).

Смена настроений

Положение князя Витовта в Пруссии, несмотря  на военные успехи, не было радужным. Руководство Ордена ему не доверяло: родственники и друзья Витовта были расселены по разным прусским замкам: жена Витовта Анна Святославовна с сестрой Рингайлой поселены были в замке Кремитен, затем переведены в Бартенстейн,  Юрий Бельский – в замке Морунген, Глеб Святославович – в Мальборке (3. Р.13).

Будущего у Витовта в Пруссии не было. Пришло понимание последствий содеянного. За годы гражданской войны были сожжены Вилкомир, Троки, Меречь, Мейшагола, Кернов, Кривой город, Трокский, Брестский и Гродненский замки. Литовская часть ВКЛ была превращена в огромное пепелище. Погибли родственники: Коригайло Ольгердович (1390), Товтивил-Конрад Кейстутович (1390). По оценке Р. Гагуа общие потери за время гражданской войны «могли составить более 50000 человек убитыми и уведенными в неволю» (10).

Оба, Ягайло и Витовт, подошли к пониманию того, что нужно мириться. Оба были готовы к компромиссу. Оставалось договориться о цене.

Инициатива о примирении Ягайло и Витовта исходила от членов польского королевского Совета. Активной сторонницей была королева Ядвига. Решение Ягайло помириться с Витовтом Ян Длугош объясняет так: «Владислав, король польский, заботясь прежде всего о благосостоянии и спокойствии родной Литовской земли, а затем и о безопасности остальных своих братьев, задумал примириться с князем Витовтом (5. Р. 256).

В действительности для Ягайло главным мотивом было желание сохранить правомочность своей власти, территориальные потери его не тревожили.

Ягайло делает первый шаг – отправляет в Пруссию посланника, 20-летнего Генриха, сводного брата мазовецких князей Януша и Земовита, в детском возрасте нареченного плоцким епископом. Посланник одарил подарками командоров Конрада фон Кибурга из Балги и Вернера фон Тетингера из Христбурга. Командоры уважили его и отправили в Риттерсвердер к Витовту (5. Р.256).

Весной 1392 г. Генрих прибыл в замок Риттерсвердер. Он мог рассчитывать на доверие: младшая сестра Витовта Данута была замужем (с 1376) за сводным братом Генриха – мазовецким князем Янушем. Генрих передал Витовту предложение Ягайло, которое русский летописец изложил одной фразой: «Брате милыи, больш того не кази земли Литовское и не пустошы отчызны свое и нашое, a поиди к нам y еднане и y великую братскую прыязнь, возми собе великое кнежене Вилню и сядь на столцы дядка своего, великого князя Олкгирда, и великого князя Кестутя, отца своего» (9. С. 159).

Генрих, познакомившись с сестрой Витовта Рингайлой, решил жениться. Три недели пробыл Генрих в Риттерсвердере, там же сыграли свадьбу. Из Пруссии Генрих уехал с Рингайлой, с решением отказаться от духовного поприща «подобного никогда ни об одном епископе не слышали» (6) и согласием Витовта на предложение Ягайлы.

Принятое Витовтом решение держалось в глубокой тайне. Руководство Ордена не подозревало о готовящейся измене, внимание было сосредоточено на приобретении Добржинской земли, которую они купили за 50 тысяч венгерских дукатов (7. С.63).

В середине мая Витовт провел очередной поход на Литву – «неожиданно напал на землю Медникскую, а с ним брат Марквард, и стояли там восемь ночей. Видели там также хоругви тевтонские из Риттерсвердера и прочие». В этом походе Витовт склонял Маркварда фон Зальцбаха, чтобы тот ушел с ним к Ягайле. «Обещал ему замки и тому подобное, но тот отказался, уверяя, что и так счастлив» (6).

Перед возвращением в Литву Витовту предстояло собрать своих сторонников, жену, брата и детей в Риттерсвердере. Прежде всех он упросил великого магистра отпустить к нему жену Анну, а в мае на свадьбу Рингаллы и Генриха подтянул своих ближайших князей, бояр и челядь. Затем:

«вчынить собе раду c князьми своими и паны литовскими, c князем Юрем Нарымунтовичом Бельским и c князем Иваном Олькгимонтовичом, и c тыми ся порадил» (9. С. 159-160).

— «змовившися з приятелми и боляры своими литовскими, а зверившися  им рады своей, иж мел быти великим князем литовским».

— «таемне и  незначне выслал жону свою з Прус наперед з  скарбами и з спрятом домовым до Жомойти на местце певное» (12. С.69).

— собравшиеся около князя литовцы и жмудины получили сигнал готовности к важным шагам.

Сожжение Риттерсвердера

В день Святого Яна 24 июня 1392 г. князь Витовт и его окружение захватили тевтонский гарнизон Риттерсвердера. У солдат гарнизона и крестоносцев забрали оружие, «Разоруженное рыцарство вынуждено было сдаться на милость. Охотникам заграничным позволил Витольд уйти беспечне, люди тевтонские вооруженные и купцы попали в неволю» (3. Р. 50).

«Там купцов немецких, крестоносцев и рицерев, которые с ним в замке Ритервердерском проживали, побил, посек и в Неман бросить приказал, а других более благородных повязавши, зажег замок Риттерсведер» (12. С.69).

Так совпало или так было задумано, пока Витовт громил Риттерсвердер, в Вильне 28 июня 1392 г. в возрасте 20 лет умер (был отравлен) младший из Ольгердовичей князь керновский Виганд Александр, приверженец Ягайлы и польской партии.

Сожжение Ноенгардена (Нейгартена) и Метенбурга

Тевтонцы, которые пребывали в двух оставшихся замках, именно в Нейгартене (Неугартене) и Метембурге, узнав об уходе Витольда, перекрыли ему с оружием дорогу. Когда в сражении были побеждены, князь Витовт, добыв вторую добычу, подходит под замки, из которых вышли тевтонцы, легко их занимает и после ограбления сжигает» (5.Р. 257).

«Увидев крестоносцы и солдаты немецкие, которые в Метенбурге и Наувердере замках были, сейчас же в погоню за Витольдом, как за предателем своим (шельмой его называли) отправились. А когда его дальше в Литве к Вильне гнали, Витольд пленных первых немецких в Ритерсвердере пойманых на определенном месте под стражей оставил, а сам со своими на немцев преследующих в тесном месте, утомленных погоней, когда в засадку пришли  легко до единого побил, посек, а других повязал и в Литву отослал. Потом поняв как понимающий из числа побитых и пойманных, уже немного немцев в Метембурге и Неувердере замках осталось, вернулся добывать он замков, которых силой добывши сжег, а немцев остаток побил, других повязал.

А так они три Литве очень шкодливе около Ковно замки немецкие спалив и ликвидированных, возвратился к первым пленным, которых длинной конской сбруей связанных, с оружием, снаряжением военным и большой добычей из крестоносцев набранных проводя, до Вильни счастливо с большой радостью всей Литвы, мира долго ожидаемого желаемого, приехал» (11.С. 95).

В работах А. Барбашева и К. Шайнохи действия Витовта описаны по-другому:

«Витовт как можно скорее двинулся под Гродно. Гродненские немцы,  предупрежденные об измене, вышли  с оружием навстречу князю. Короткая битва подала побежденных в силу Литвы. Освобожденный Гродно принял сильный гарнизон Витольда. Остатки занятых замков стал добычей пламени» (3.С.50).

«Захватив немцев, бывших в Гродно, и оставив там сильный литовский гарнизон, Витовт бросился на Нейгартен и Метембург и завладел ими, несмотря на сильное сопротивление предупрежденных уже немцев и также сжег» (7. С.64).

Возвращение в Литву

Витовт возвратился в Литву со всеми князьями, боярами, службой и всем снаряжением, пушками и самострелами (5. Р. 256). Наряду с бомбардами и баллистами, сумел вывезти в Литву и свою жену с семейными ценностями.

После уничтожения тевтонских замков Витовт отправился в Вильно, где его с большими почестями по приказанию и письменному разъяснению короля Ягайло встретил правитель Литвы Ян (Ясько) Олесницкий, «замки ему также виленские оба как пану дедичному передал, с оружием и снаряжением всяким и все, что принадлежало Казне Великих князей Литовских» (11. Р.95).

Витовт «был от старосты и от всех обывателей виленских с честию принятый великою гды ж вся Литва покою велми прагнула» (12.С.69).

Это была четвертая измена Витовта: два раза изменял он Литве в 1383 и 1390 и два раза Тевтонскому Ордену – в 1384 и 1392 гг.

Соглашение в Острове

Как об этом написано в энциклопедиях, 4 августа 1392 г. король Ягайло, его жена королева Ядвига – с одной стороны, князь Витовт и его жена Анна – с другой стороны, заключили Островское соглашение. Витовту вернули родовые земли, была вверена столица Вильно, он был пожизненно назначен великим князем литовским под верховной властью короля.

Летописцы об Островском соглашении

Хроника Длугоша: «А король польский Владислав, услышав о возвращении Витольда под конец июля отправился в Литву. Когда король седьмого августа, остановился в Острове, вышел ему на встречу с знатнейшими поддерживающими его панами князь Витольд. Повторяемой раз за разом жалобной просьбой, залитый слезами просил покорно короля о прощении для себя и для всех. Когда же король Владислав полностью простил ему его проступки, направились в Вильну. Там после  отстранения Яська из Олесницы со староства Литовского, король доверил управление над ним князю Витольду и не только возвращает ему отцовский удел и отобранные замки, но и еще отдает в его владение все замки литовские и русские и передает ему высшую власть над упомянутыми землями. А князь Витольд присягает и документами обязуется, что будет преданно держать упомянутые земли во имя короля и королевства Польского и никогда не оставит королей и Королевства Польского как в радости, так и в горе.   Владислав  давно, со времен проведенной вместе молодости знал, что князь Витовт был человек умный,  проворный и очень смышленый и что не найти иного, более способного править Литвой  и ее восстановлением из руин и разрушений, причиненных предыдущими войнами, вследствие этого он и поставил Витовта правителем Литовской земли, минуя четырех оставшихся еще у него братьев, а именно: Скиргайло, Корибута, Любарта (ошибка, правильно Владимира) и Свидригайло,  ему доверил высшую власть над  Литвой (5. Р. 257- 258).

Хроника Стрыйковского: «Король Ягайло услышав о приезде Витольда из Пруссии в Вильню с большой радостью как можно быстрей в Литву отправился в конце июля, взяв с собой королеву Ядвигу. Витольд тоже принимал короля у Острова с двором своим и с женой княгиней Анной, там король Ягелло Витольту ласково и учтиво сделал предложение, и с Скиргайло братом своим помирил. Поскольку еще сегодня имеются записи Витольдовы в Краковском замке, которыми  признается, что обединил и поделил с Скиргайло братом двоюродным, территорию ВКЛ, и также с ним товарищество принял против каждого неприятеля, кроме короля польского, а иж сам Витольд княжество Киевское доставать должен был действием своим, под Владимиром братом Ягайловым предком князей Слуцких, и отдать его Скиргайле и наследникам его. Тамже записал король Ягайло-  никому Вильну, Витебск, Меречь, Гродно  без воли Витольдовой не подавать, а Скиргайле к Киевскому княжеству и Трокам, Кременец и Стоцк добавил, следовательно, из отечества своего Вильню и все Великое княжество ( СТР с. 95) Литовское уступил Витовту, предаваясь чувству королевской милости и полного согласия. О чем Длугош, Меховит, Кромер и древние записи в архиве королевском свидетельствуют: а совершив этот договор Ягелло забрал староство Виленское у Яна Олесницкого, а Витольду Великое княжество Литовское, Русское и Жомойтское передал. Взяв от него присягу, что будет хранить веру и дружбу королевству Польскому, чтобы  Польшу в счастливых и несчастливых событиях не оставлял  и не выдавал, но  совместно добро умножал; также Анна жена Витольдова за себя сама и за мужа своего присягнула, поклялась и  поручилась и листами под печатью данными подтвердила» (11. Р. 95-96).

Хроника литовская: «А скоро Ягейло о приезде Витолтовом з Прус до Вилня учул з великою радостю, що нарихлей до Литвы выправился, взявши с собой свою кролевую Ядвигу. Витолт теж приймовал в Остров з двором и жоною своею кланяючыся, кроль теж Ягейло Витолтови ставился ласкаве, оферуючыся ему во всем быти зычливым, тамже его с братом своим Скиргайлом поеднал и принял з ним товариство, стаючи при нем против каждого неприятеля. Отобравши кроль от Витолта присягу, же мел ховати веру и приязнь кролевству Полскому, абы Полщу в щасливых и нещасливых пригодахне опущал и не выдавал, але сполне добре ее размножал. И так Ягейло кроль отдал ему всю зверхность и владзу на Великом князстве Литовском, Руском и Жомойтском, и братию свою рожоную Володимера киевского, Дмитра Корибута северского, Швидригайла полоцкого и витебского княжати, также Скиргайла, зложенного з княства Литовского, под его послушенство подал, що недолго для их укривженя тривало. Потым, при бытности Ягейло кроля и кролевой и всего сенату полского на столицу Великого князства Литовского, Витолт на маестат был проважен в костеле святаго Станислава в замку Виленском и там подвышшоный Витолт от Андрея Возилока, бискупа виленского, и был убраный в шапку княжую и шаты к тому належачие, там же ему меч голый и посох маршалок литовский великий  и печать княжую отдавал ведлуг звычаю, также и Анна княжна его з ним была поднесена як княгиня литовская. По том триумфе кротофили, церемониям тым служачие и належитые, кроль и панове литовские отправовали, будучи  все рады покою, которого при Витолте сподевалися, але их надея омылила. А скоро Ягейло кроль з кролевою отъехал до Полщи»  (12. С. 69).

Хроника Ваповского: «Витольд у Островя в образе виновника с отросшей бородой и в неряшливой одежде дорогу ему перейдя и упав ниц о прощении молил, которое тут же получил, а вдобавок король, уволив Яська Олесницкого от руководства и отдалив четырех оставшихся братьев от управления, всю Литву в его власть отдал под тем условием: чтобы ему и королевству польскому всегда подчинялся и против каждого неприятеля помогал, Витольд желаемую королем присягу произнес, и до конца жизни нерушимо хранил» (13. Р.105).

Первоисточники:

  1. Сливкин В. В. Островское соглашение // Наш радавод. Кніга 6. Матэрыялы міжнародных гісторыка-краязнаўчых чытанняў у Лідзе 24-26 ліпеня 1993 г. Лида. 1994.
  2. Narbutt T. Dzieje starozyne narodu litewskiego. T. 2, 3, 4, 5. Wilno. 1839.
  3. Szajnocha K. Jadwiga i Jagiello. 1374-1413. Opowiadanie historyczne. Tom IV. Lwow. 1861.
  4. ПСРЛ. Московский летописный свод конца ХV века. Том 25. М-Л. 1949.
  5. Długosz J. Roczniki czyli kroniki sławnego królestwa polskiego. Кs. Х.
  6. Виганд из Марбурга. Новая прусская хроника. Москва. 2014. Cap. ХХIХ.
  7. Барбашев А. И. Витовт и его политика до Грюнвальдской битвы. СПб, 1885.
  8. Voigt J. Geschichte Preussens: Von d. ältesten Zeiten bis z. Untergange d. Herrschaft d. Dt. Ordens. 1839. B.V.
  9. ПСРЛ. Летопись Рачинского. Т. 35. М.1980.
  10. Гагуа Р. Б. Междоусобная война Витовта против Скиргайло (1390-1392) в описании в «Новой хронике Пруссии» Виганда фон Марбурга // Вестник Полесского государственного университета. Серия общественных и гуманитарных наук, 2015.
  11. 11. Kronika polska, litewska, zmodzka i wszystkiej Rusi Macieja Stryjkowskiego. Т.2. Warszawa,
  12. ПСРЛ. Хроника Литовская и жмойтская. Т.32. М. 1975.
  13. Dzieje koronyPolskiej i Wielkego ksiestwa litewskiego jlroku 1380 do 1535. Prez Bernarda z Rachtamowic Wapowskiego. Tom 3. Wilno, 1848.

Текст: старший научный сотрудник Лидского историко-художественного музея Валерий Васильевич Сливкин.