/ Новости / Лида – 1920 (часть 3)

Лида – 1920 (часть 3)

 Лида 1920.

  Часть 3.

К 25 августа Западный фронт стабилизировался на линии Августов — Липск — Кузница — Крынки – Свислочь — Беловеж — Жабинка. Советско – польская война вернулась на территорию Беларуси. 26 августа остатки  корпуса Гая, прижатые к Восточной Пруссии, уничтожив рацию и штабные документы, ушли на немецкую территорию. Вели с собой 2 тыс. польских пленных и везли 11 трофейных орудий. В последние дни августа на фронте установилось  затишье: стороны приводили в порядок и перегруппировывали войска.

Положение Западного фронта на 25 августа 1920 г.

1-6 сентября южнее Бреста польские войска оттеснили части 12-й армии к востоку от р. Западный Буг.
10 сентября Ю. Пилсудский обсудил с командующими 2-й (Э. Рыдз-Смиглы) и 4-й (Л-К. Скерский) армий свой план сентябрьской наступательной операции. Основной удар предполагалось нанести на Гродно, отвлекающий – на Волковыск. Обходная (фланговая) группа должна была пройти через литовскую территорию и ударить в тыл 3-й советской армии в районе Лиды. В конце сентября –начале октября Лида и Лидский уезд, будут территорией серьезных сомнений и глубоких переживаний маршала Пилсудского.
12 сентября польская 11-я пехотная дивизия (командир Болеслав Язвиньский) взяла Кобрин. 4-я советская армия (командарм Шуваев А.Д) отодвинулась на восток.

Язвиньский Болеслав (1882-1935) – полковник, в сентябре командир 11 пехотной дивизии, уроженец ф. Бучемель Гродненской губернии.

 

16-18 сентября в м. Кальварии под надзором представителей Лиги Наций прошли переговоры между делегациями Литвы и Польши по поводу Виленского края. Стороны не договорились. В польских газетах появились карикатуры высмеивающие  упорство Литвы.

ы

Смогли договориться литовский министр обороны и командующий 3-й советской армии о разграничительной линии через Грандичи, Новый Двор, Собакинцы (совр. Первомайская), Заболоть, Радунь. Но не оговорили  вопросы  оперативного взаимодействия. 

19 сентября утром  два батальона 32 полка 14-й польской дивизии, совершив ночной марш из Шерешева,  прорвали линию обороны 17-й советской дивизии возле Пружан. С  севера к городу подошли два батальона 59-го полка. Четыре  батальона  одновременно атаковали Пружаны с севера, запада и юга. После непродолжительного боя город был взят. В плену оказались 1445 красноармейцев (1. С.23-24).

Польское командование завершило концентрацию в районе Августова обходной ударной группы, в которую вошли: 1-я пехотная дивизия легионов полковника Стефана Домб-Бернацкого (5365 штыков), 1-я Литовско- Белорусская дивизия генерала Яна Жондковского (4883 штыка), 2-я кавалерийская бригада полковника Стефана Строменьского (1770 сабель) и 4-я кавалерийская бригада полковника Адама Неневского (2223 сабли).

 В выводах советской фронтовой разведсводки от 19 сентября отмечалось: «Можно полагать, что польское командование концентрирует значительные силы на литовском фронте» (2.С.44).

20 сентября польские войска начали наступление  по всему Западному фронту. 21-я горная дивизия полковника Анджея Галицы и 22-я добровольческая дивизия полковника Адама Коца нанесли удар  по позициям 5-й (начдив Попович В.А.)  и 6-й (начдив Стороженко А.А.) советских стрелковых дивизий, которые  защищали подступы к Гродно. Обе дивизии были сбиты с занимаемых позиций.


полковник Анджей Галица (1873-1945). В сентябре 1920 командир 21-й горнострелковой дивизии. Снимок 1930-х.

подполковник Адам Коц (1891—1969) в сентябре 1920 командир 22-й добровольческой дивизии. Снимок 1930-х.

Подтвердились разведданные о продвижении крупных польских частей к северу вдоль линии фронта.  Штаб 3 армии (начштаба Лисовский Н.В.) расценил это движение как сосредоточение против литовских войск.

21 сентября под Гродно была подтянута 56-я стрелковая дивизия (начдив Миронов Ф.Г.) с задачей восстановить положение на фронте. В Риге в этот день открылось первое заседание польско-советской мирной конференции. 

22 сентября советская 3-я армия перешла в контрнаступление. Завязались упорные и тяжёлые бои. Польская обходная группа двинулась на Друскеники.

В Москве начала работу IX-я Всероссийская конференции РКП(б). На первом заседании выступил польский коммунист Уляновский, прибывший из Варшавы: «Поляки собирались идти на Москву. Об этом открыто писалось во всех польских газетах: надо сбросить большевиков и завести царские т.е. демократические порядки. Когда большевики стали гнать поляков… в польской армии началось огромное дезертирство. В Варшаве почти каждый день хватали по 6-7 тысяч дезертиров. Почти в каждой деревне было по 5-6 человек дезертиров. В некоторых губерниях дезертиры не хотели идти в армию, и, когда жандармы пытались брать  их, они выступали с оружием в руках. Все до 25 лет были мобилизованы. … 

Когда большевики подходили к Варшаве, все партии, начиная от Польской социалистической и кончая крестьянской, соединились и образовали единый фронт: против русских большевиков и против внутреннего врага – польских коммунистов. Начались невероятные репрессии…

 Рабочим было сказано: мы мобилизуем вас до 25 лет, а те, которые хотят вступить добровольцами, получают пенсию за месяц, а потом жена будет получать половину заработка в течение полугода. Крестьяне в Польше – не патриоты. Совсем безземельные и малоземельные крестьяне – почти все с нами, но кулаки – и не с нами и не с польским правительством.  «Детей мы в армию не отдадим, потому что они должны работать в деревне». Крестьяне в Польше богаты, потому что спекуляция развита чрезвычайно сильная. 

Рабочие в Польше – совсем не патриоты…, они совсем не хотят идти в польскую армию. Всего сейчас находится в тюрьмах около 5 тысяч человек рабочих. Издан закон, по которому за агитацию против правительства полагается смертная казнь, за дезертирство – смертная казнь. Всего издано около 15 законов, по которым виновники подвергаются смертной казни. …  У нас нет рабочих, за исключением некоторых городов. Все лучшие рабочие или сидят в тюрьмах, или мобилизованы. 

В настоящее время польская армия – это совсем другая армия. В той армии были люди 17-25 летнего возраста. Теперь же взяты все до 35 лет. …Они пока идут и дерутся, польская армия еще имеет патриотический элемент. Но, с другой стороны, теперь белогвардейская Польша почти ежедневно, судя по спискам, расстреливает от 15 до 30 человек из числа рабочих до 35 летнего возраста, взятых в армию. … расстреливают солдат, которые заявляют, что они не хотят драться. Расстреливают тех, которые опоздали на 3-4 дня и дезертиров. 

Когда большевики были под Варшавой, некоторые полки уже начали бунтовать. Я знаю определенно, что 14-й стрелковый полк  застрелил  своих офицеров, кроме тех, которые успели удрать, бросил оружие и пошел домой. 11-й стрелковый полк –  тоже  взбунтовался,  был окружен и почти весь расстрелян за то, что солдаты говорили, что не будут наступать. 

Теперь, когда большевики отступили, в уездах с большим количеством рабочих и безземельных крестьян начался белый террор. Польские ксендзы указывают, что  такой-то помогал большевикам. И их сейчас же арестовывают. В одном Вышкове было взято около 300 человек. Арестовывают почти всех евреев. …Когда наступали большевики, женщины из Польской лиги ходили по Варшаве и плевали на тех мужчин, которых встречали – почему вы не идете защищать нашу Родину?

Теперь мы среди рабочих многого сделать не можем, мы разбиты» (3. С. 4-9).   

В тот же день на вечернем заседании IX-ой Всероссийской конференции РКП(б) была принята резолюция, которая признала необходимым, чтобы ВЦИК РСФСР обратился к польскому правительству с предложением немедленно прекратить войну и заключить мир. Конференция утвердила текст заявления ВЦИК и признала возможным исключить некоторые требования из первоначальных условий советской  делегации. 

23 сентября утром 22-я польская добровольческая дивизия ударила в стык 6-й стрелковой дивизии и литовских частей. Литовцы «отошли без всякого давления». 205-й полк майора Монда у деревни Гожа вышел к Неману. 21-я горная дивизия подошла к Индуре. Оперативная группа 4-й армии под командованием генерала Юнга (15-я пехотная дивизия, бригада из 2-й дивизии легионов,  215-й и 218-й уланские полки) взяла Волковыск. 

Бернард Монд (1887-1957) –  майор, командир 205 полка. Снимок 1930-х.

 Владислав Ян Юнг – генерал бригады, командующий оперативной группы.

Пополудни эскадрон 211 полка уланов Владислава Домбровского овладел мостом через Неман у Друскеник, к 20 часам 1-я дивизия легионов овладела м. Друскеники. Вечером на восточную сторону Немана перешли 8 полков кавалерии и две дивизии пехоты. Литовская армия начала отход на линию Меречь, Марциканцы, Дубичи. 

 С фронта снимаются две бригады 56-й дивизии и направляются на восточные форты. 21-я резервная дивизия из района Василишек направляется в Острино. В спешном порядке к Волковыску  перебрасывается 27-я  стрелковая дивизия.

24 сентября  в начале ночи 27-я стрелковая дивизия (комдив Путна В.К.) отбила Волковыск.

 Путна Витовт Казимирович (1893-1937)- комдив 27-й стрелковой дивизии, родился в д. Мацканцы Виленского уезда, литовец, кавалер трех орденов Красного Знамени.

 

Польская обходная группа исчезла в Гродненской пуще. 1-я пехотная дивизия легионов Домб-Бернацкого и 4-я кавалерийская бригада Неневского лесными дорогами двинулась на северо-восток, на Марциканцы. По плану операции должны были выйти к м. Жирмуны к северу от Лиды. 1-я Литовско- Белорусская дивизия двинулась на юго-запад на Поречье – Новую Руду. По плану должна была через Василишки выйти в район ст. Скрибовцы. 2-я кавалерийская бригада Строменьского приказом командующего 2 армией Рыдз-Смиглы в 16-30 была выведена из состава ударной группы (12. С.327).

Днем казалось, что 3-я армия сумела парировать удары противника: 5-я стрелковая дивизия занимала позицию по западному берегу р. Немана на линии дд. Дойлидки –Козлы, 6-я стрелковая дивизия занимала северные и северо-западные форты Гродно, 56 -я –  западные и юго-западные форты, 21-я дивизия подходила к Острино. 2-я дивизия, переданная из состава 15-й армии, находилась в пути из м. Щучин в район м. Озеры (6. С.4). 

Вечером ситуация заметно ухудшилась: 205 й полк майора Монда переправился через Неман у д. Гожа. Ему в помощь подходила 2-я кавалерийская бригада Строменьского. Батальоны 21 горной дивизии в 22 часа взяли Индуру. 7 кавалерийский полк уланов любельских из состава 4-й бригады, преодолев 60 км, вечером появился в Солтанишках.  В 22-45 об этом узнали в штабе 3 армии. Стало понятно, что польская обходная группа нацелена не на литовские войска, а на тылы 3-й армии. «Белополяки предприняли глубокий обход правого фланга нашего фронта в направлении гор. Лида с целью окружить и уничтожить 3 армию» (4. с.77).

ВЦИК РСФСР опубликовал заявление о новых условиях перемирия и мира с Польшей. Советское правительство отказалось от первоначальных требований о сокращении численности польской армии, демилитаризации промышленности и выдачи оружия. Правительство РСФСР готово немедленно подписать перемирие и предварительные условия мира на основе признания границей между обоими государствами линии, проходящей значительно восточнее «линии Керзона». Предложенные условия имели силу до 5 октября.

25 сентября. 

С утра группа тяжёлой артиллерии генерал-подпоручика Ледуховского открыла огонь по фортам Гродно из итальянских мортир стокилограммовыми снарядами. 


Ледуховский (Галько-Ледуховский) Игнатий-Казимир Адольфович.

5-я и 6-я стрелковые дивизии перешли на восточный берег Немана и весь день отбивали попытки польских полков переправиться. 167-я и 168-я бригады 56-ой стрелковой дивизии заняли восточные форты. В 10-30 2-й полк 21-й дивизии вышел к горящим гродненским мостам. В 16 часов 201-й полк 22-й дивизии вышел к д. Лососна. В 17 часов 4-й полк 21-й горной дивизии достиг Немана у Коматово. С севера по восточному берегу Немана на Гродно наступал 205-й полк. Непосредственно в Гродно через Неман начали переправляться на подручных средствах небольшие польские подразделения. Литовские войска отошли к северу и обнажили правый фланг 3-й армии. 1-я Литовско-Белорусская дивизия прошла д. Старая Руда и приближалась к д. Новая Руда. «Переговоры командующего 3 армии Лазаревича с бывшим в Лиде военмином Литвы, ограничились обещаниями литовцев перейти в наступление, но эти обещания не были приведены в исполнение» (2. С.47)
Для нейтрализации угрозы к Друскеникам, где уже никого не было, были направлены 2-я и 21-я стрелковые дивизии. Пока советские дивизии собирались и шли к Друскеникам 1-я дивизия легионов после обеда пришла в м. Начу; 4 кавалерийская бригада добралась до Радуни, 7 полк уланов через Солишки, Городно (совр Погородно) продвинулся в Жуцины (5. S. 26).
1-я дивизия легионов и 4-я кавалерийская бригада совершили свой обход по литовской территории максимально далеко к северу. Советские дивизии располагались на 1-2 дневных перехода южнее. 2-я стрелковая дивизия (4, 5 и 6 бригады) еще только выходила в район м. Озеры, к вечеру подъехали обозы и артиллерия. 21-я дивизия (61, 62, 63 бригады) сосредоточилась к западу от м. Новый Двор: 63-я бригада, пройдя 40 км, оказалась в районе д. Новая Руда, 61-я бригада – в районе д. Бершты -Берестовица, 62-я бригада – в районе д. Якубовичи -Голевцы. К 24 часам подтянулись обозы и артиллерия (6.С.9).
Вечером командование 3 армии осознало, что выдвинутые в район местечек Озеры – Новый Двор дивизии опоздали, что обходная польская группа уже нависает с севера над Лидой, в этой группе крупные силы, и удар по Лиде закрыть нечем. В этой ситуации командарм Лазаревич после обмена мнениями с командованием фронта в 24 часа отдал приказ об отступлении 3-й армии на Лиду. Приказ об отступлении всего Западного фронта Тухачевский передал в войска по телеграфу еще раньше, в 20-45 (7. С.97).

Схема действий 3-й советской армии 25-28 сентября 1920г (6. С.3)

 

21-я дивизия повернула назад и начала двигаться по дороге Новый Двор –Заболоть – Радунь. 2-я дивизия от Озер начала отходить  через Острино – Василишки. 5, 6 и 56 дивизии должны были отступать  по шоссе  Гродно- Лида. 

«5-й дивизии было приказано спешным порядком, уничтожив переправы, сосредоточиться в районе м. Скидель и форсированным маршем направиться на г. Лида. Во исполнение этого приказа, переданного начальником штаба в разговоре по прямому проводу, 25 сентября в 21 час, командование дивизии сосредоточило на шоссе свои бригады, оставив на Немане лишь сторожевое охранение и прикрываясь кавалерийским полком с юга вследствие отхода частей ХУ армии. К моменту начала марша-маневра, был получен приказ командарма, изменивший первоначальные распоряжения о следовании дивизии в голове армейской колонны и указывавший, что отход армии обеспечивается 5-й дивизией, которая должна начать отступать после прохождения 6 и 56 стрелковыми дивизиями района расположения частей 5 дивизии» (4.С.79). 

26 сентября. 

                                        Бой у дд. Обухово- Жидомля.

Уход  5-й стрелковой дивизии с берегов Немана позволил 4-му польскому подгальскому полку под командованием подполковника Борута-Спеховича переправиться с 0-30 на лодках и понтонах через Неман у Коматово и выйти во фланг отступающим от Гродно советским дивизиям. 

 Борута-Спехович Мечислав-Людвиг (1894–1985)- подполковник, командир 4 полка 21-й пехотной  дивизии.

 «В 3 часа 2-й батальон майора Костецкого 4 –го полка достиг д. Обухово, где наткнулся на 48-й советский полк (6-й дивизии) численностью около 200 красноармейцев. Полк этот  застигнутый  врасплох в результате был разбит, причем большая его часть оказалась в плену. Такая же судьба постигла роту российских саперов, квартировавших в Обухове.  Затем 2-й батальон ударил  на удирающие по  шоссе из Гродно под защитой кавалерии обозы 6-й и 56 дивизий. Началась схватка с охраной обозов и остатками разбитого 48 полка, которые вместе оказали сопротивление. Схватка была очень ожесточенной. На помощь 2 батальону прибыл    1-й батальон под командованием капитана Яцоржиньского. Среди неприятеля возникла паника. 

Пленные сообщили, что параллельными гостинцами, ведущими из Гродно в Скидель, движутся 6-я и 56 я дивизии. Подполковник Борута, не ожидая приказа, принял решение закрыть оба гостинца и железнодорожный путь для отсечения неприятельского отхода…      1-й и 2-й батальоны должны были закрыть оба параллельных гостинца и парализовать на них всякое движение. 3-й батальон, как резерв остался в Обухове. Прежде чем батальоны успели дойти до обозначенных позиций, на гостинцах показались сильные колонны неприятеля. Была это 56-я стрелковая дивизия в силе 9 полков пехоты и полка кавалерии, а за ней 6-я стрелковая дивизия … Закипел ожесточенный, кровавый и неравный бой. Перемешанные роты, разбитые на группы дорого отдавали жизнь, стреляя до остатка в яростно атакующих и уверенных в победе российских пехотинцев и кавалеристов. Майор Костецкий, комбат, с горсткой солдат пытался пробиться, но двукратно раненый попал в плен. В плен попал также изрезанный саблями подпоручник Бенчер и подпоручик Скипижепа. Подпоручик Ян Боярски командир 2-й пулеметной роты окруженный со всех сторон казаками стрелял до остатка из револьвера, а последним патроном, не желая попасть в руки неприятеля, отобрал у себя жизнь…

Командир полка лично повел 3-й резервный батальон на помощь 2 батальону в направлении Обухович, не доходя до деревни, был атакован частями 56-й дивизии и принужден к бою, не установив взаимосвязи с 2 батальоном, о котором только стрельба из- под Жидомли давала знать, что сражается. 1-й батальон, отходящий в Обухово, был окружен кавалерией… Подполковник Борута бросил на помощь 1 батальону половину 3 батальона, и смелым ударом с востока отбил нападение неприятеля, взяв пленных. В бою пали ранеными командир батальона капитан Яцоржыньский, адъютант батальона подпоручик Годлевский и командир 3-й пулеметной роты подпоручик Залевский. Остатки 3 батальона вместе с остатками 2 батальона, которые несли тяжело раненого, вырванного из плена своего командира майора Костецкого, смогли пробиться и отступить к Обухову, где соединились с остатком полка.

Костецкий Николай (1878-1932)- майор, командир 2 го батальона 4 полка. «Uznany za martwego i porzucony przez oddziały sowieckie został uratowany przez miejscową ludność» (pl.wikipedia.org/wiki). 

Батальоны начали окапываться на северной и восточной окраине д.Обухово. Тем временем, россияне, сконцентрировавшись в Скрупинах (Струпин), в 13 часу обошли с востока и юга Обухово и начали приближаться к Коматово, желая овладеть переправой через Неман, чтобы отрезать 4 полк и разбить полностью. Контрудар одной роты 3 батальона только временно задержал неприятеля. В ту критическую минуту 1-й батальон 3-го полка (подполковника Л. Окнинского) переправился через Неман и начал наступление. Россияне, увидев свежие польские силы, отказались от дальнейшего наступления в сторону Коматова и начали поспешно отходить под огнем полка в направлении Скиделя. В 14 час бой был закончен. Потери полка в бою под Обуховом и Обуховичами были очень тяжелыми. Кроме поименованных офицеров погибли 27 рядовых, а 175 было ранено и взято в плен. Добыча была, однако, более значительной. В руки полка попало в совокупности 700 пленных, в том числе командир 48 советского полка с адъютантом и комиссаром, знамя полка, 50 возов со снаряжением, легковой автомобиль, пушка 37 мм и 3 пулемета» (8 S. 42- 45 и 9. S. 6-7)

Фрагмент карты  района боев у д. Обухово.

В советской военной литературе бой у д. Обухово получил освещение  как бой у д. Жидомля. О нем писали комбриги Широкий Иван Федорович, Смирнов Андрей Кириллович и Кимундрис Александр Георгиевич (совместно), помощник командира полка Кальван Иосиф Иванович, командир батальона 497 полка Обухов Василий Васильевич, командир 498-го полка Труханов Никифор Федорович и комдив 5-й дивизии Попович Владимир Иванович.

Комбриги Широкий И.Ф., Смирнов А.К и Кимундрис А.Г. этот бой описали в 1922г по свежей памяти: «6-я дивизия начала отход от Гродно около 3 часов. Первой шла 17-я бригада без 46 полка оставашегося у д. Грандичи, второй отходила 16-я бригада, выждав момент прохода 17-й бригадой г. Гродно… Бригада снялась благополучно. Так же спокойно снялась 18 -я бригада. Как только разведчики отошли противник начал переправляться, видимо предупрежденный жителями. Попыток преследовать дивизию не делал. К началу рассвета хвост 17-й бригады и штабриг 16, следовавший непосредственно за полками 17-й бригады достигли д. Обуховичи, где на привале находились  различные мелкие части и инжбат 6-й дивизии. В это время со стороны Немана слышались редкие ружейные выстрелы, на которые никто не обратил внимания. Не успели части пройти четверти версты, как из ф. Жидомлянцы и д. Обухово по колонне 17-й бригады и штабригу 16 был открыт огонь из нескольких пулеметов.  Все двигавшиеся по шоссе бросились бежать. Штабриг 16 принужден вернуться к 17-й бригаде, которая приведенная в порядок, быстро уходила по шоссе. Помочь 16 и 18 бригадам ударом по противнику комбриг 17 не согласился. 16-й бригаде с большими потерями удалось пробиться. Часть 48 полка из гродненского пополнения сдалась. Командир и комиссар полка были захвачены в плен. 18 бригада вышла окружной дорогой за р. Котру» (6. С.11-12). 

Командование  56-й дивизии (начдив Миронов Ф.Г.) бой у Жидомли –Обухово включало в список своих побед. В 1922г были напечатаны воспоминания участников боя у Обухово-Жидомли, которые позволяют с разных сторон взглянуть на боевой контакт «славной из славных»  советской  дивизии и одной из лучших дивизий польской армии. 

Миронов Федор Галактионович  – начдив 56-й стрелковой дивизии в сентябре 1920, Снимок 1917г

 56-я стрелковая дивизия в составе трех бригад  166, 167 и 168 от Гродно отходила последней: «Около часа 26 сентября 497-й полк получил приказание, пользуясь темнотой ночи, спешно оставить занимаемые высоты и, соблюдая полнейшую тишину, отойти на Лидское шоссе… Получив это приказание, я, собрав свой 1-ый батальон, полностью вывел его на южную окраину д. Грандичи… Проходя в непосредственной близости к Гродно мы отчетливо слышали песни входивших в город поляков. На рассвете полк присоединился к остальным частям бригады и вместе с ними продолжал движение к д. Жидомля» (Обухов В.В. 10.С.48)

 В 8 часов утра авангард 502 полка 168 бригады подошел к д. Жидомля. «Издали, за версту от деревни, были видны отдельные всадники, слышны отдельные выстрелы. Высланный вперед дозор и разведка донесли, что д. Жидомля занята противником и прохода совершенно нет …  По мере приближения к деревне картина окружающей обстановки становилась ясной для каждого красноармейца. Настроение было убийственное, польские цепи видны простым глазом. Командование полка, видя, что участок неудобен для действий, изменило направление. Полк стал двигаться влево, к линии железной дороги Гродно-Лида. Подходя к линии жел. дороги полк нашел небольшое укрытие от ружейных выстрелов противника: это дало возможность принять боевой порядок и перестроиться. Через несколько минут, собравшись с силами, полк бросился в атаку… Но потом, когда пули посыпались градом и стали рваться снаряды, ничего не было слышно, кроме крика –ура! Колонна главных сил, 504-й и кавалерийский полк, видя героизм нашего полка, бросились в атаку нам на помощь и через несколько минут силы противника были уничтожены, деревня была занята. Завязался уличный бой, противник, видимо, ожидая поддержки, засел в домах и сараях и держал деревню за собой. Но воспрянувшие духом красноармейцы, принялись за уничтожение засевших. Со всеми предосторожностями подходили они к тем домам и сараям, где засели враги и поджигали их. Уличный бой продолжался полчаса. В результате оказались совершенно уничтоженными два подхолянских полка белопольской дивизии; часть была сожжена, часть переколота. Две сотни с лишним неприятеля взяты в плен. Многие из комсостава и красноармейцев в этом бою послужили примером необыкновенной отваги, а именно: комбат 1 Яков Гаврилович Царьков, комроты 3 тов. Вершелис, нач-к пешей разведки тов. Лымаренко, начпульком 1 тов. Поляков, комвзвод пулькоманды тов. Токарев и многие из красноармейцев».

 (Кальван И.И. 10. С.41-42).

Кальван Иосиф Иванович (1896-1938) – помощник командира 502 полка в сентябре 1920

*Царьков Яков Гаврилович, Вершелис Станислав Иосифич, Кальван Иосиф Иванович и Лимаренко Г.А были награждены орденами Красного Знамени.

«Около 10 часов 26 сентября головные части 168 бригады обнаружили противника… южнее д. Жидомля, и вступили  с ними в бой. Поляки были отброшены за дер. Обуховичи  и, приведя себя в порядок, начали обстреливать ружейным и пулеметным огнем двигающуюся на дер. Обуховичи в колоннах по отделениям 166 бригаду. Последняя, подойдя на дистанцию действительного ружейного огня, как на учебном плацу, спокойно перешла в боевой порядок и по открытому полю повела наступление на д. Обухово. Не принимая штыкового удара противник, оставив раненых, пленных и оружие, отошел в южном направлении. Потери в частях бригады были незначительны …»  (Обухов В.В. 10. С.49).

 «В 7 часов начала отходить 166 бригада. У Гродно она была обстреляна разведчиками противника. Отбросив их в город, она быстро прошла по шоссе на присоединение к своей дивизии. Отсупавшие 167 и 168 бригады на линии ок. Эйсмонды -Жидомля-Обухово  были обстреляны тем самым противником, который имел бой с 6-й дивизией и успел к этому времени прочно занять указанную линию. При нем были даже пушки Гочкиса. Идущая по шоссе в голове колонны 168-я бригада быстро развернулась по обе стороны дороги. Влево от нее развернулся один полк 167 й бригады. Через час подошла 166-я бригада, которая развернулась правее 168-й. Сговорившись о способе действия, комбриги одновременно подняли свои части и длинной густой цепью прорвали расположение противника, который начал отходить к Неману, к своим переправам. Подоспевший по собственному почину кавалерийский полк дивизии, оставленный в арьергарде, не дал возможности отойти. 220 человек пленных, 6 пушек Гочкиса и 12 пулеметов были трофеями дивизии. Уничтожены полностью два батальона 4-го Подхолянского полка вместе со своими командирами» (6. С.12). 

«Пропустив все части 56-й дивизии, кавалерийский полк из д. Путришки в 8 часов 25 мин. 26 сентября начал двигаться по дороге на м. Скидель.  … Верстах в 2,5 от д. Жидомля мне было сообщено, что противником занята д. Жидомля и дорога на нее отрезана. Зная, что всякое промедление невыгодно, рысью пошел по дороге на д. Жидомля. Подъезжая к названной деревне и, выехав на высоту, я был обстрелян ружпульогнем и пушкой Гочкиса. Выдвинул сейчас же головную заставу, которая на «ура» смела заставу противника, находившуюся в 1/4 версты западнее деревни. Нисколько не медля, 2-й эскадрон направил лавой влево к госп. дв. Жидомля и 1-й эскадрон вправо от дер. Жидомля. С полуэскадроном же 4 эскадрона бросился в дер. Жидомля, оставив в резерве 3-й эскадрон и 2-й полуэскадрон 4 эскадрона.  В это время противник занимал кладбище, что южнее деревни, госп. двор, дер Толако (Толочки) и Заводичи  (Завадичи) и далее на север. Лихо бросившись с криком «ура» под сильным ружпульогнем противника, полк уничтожил его, понеся сам незначительные потери. Захвачено было 94  пленных, 12 раненых, 3 пулемета, 2 пушки Гочкиса и 1 мотоциклет. После атаки полк продолжил дальнейшее движение на м. Демброво» (отрывок из донесения командира кавалерийского полка Кусикова. 10. С.43).

Командир 5-й дивизии Попович В.И. свои воспоминания  в виде книги напечатал в 1929г. Бой у Жидомли к тому времени получил полноценное освещение, поэтому  ограничился одним абзацем: «Противник – разведка 4-го полка 1-й гор дивизии – не замедлил воспользоваться преждевременным отходом дивизии с линии р. Неман и, оттеснив заставу, выставленную 39 полком, обстрелял проходившие по шоссе части 6-й стр. дивизии. Совместными действиями 39-го полка (комполка Домолазов С.В.) и кавалерийского полка 56 -й дивизии, противник с большими потерями был отброшен за реку. Пропустив части армии, дивизия начала, сдерживая наседающего противника с юга и северо-запада, отходить» (4. С. 79 -80). 

Домолазов  Степан Васильевич – командир 39 полка в сентябре 1920.

 

При внимательном прочтении воспоминаний обнаруживаются нестыковки, что естественно: каждый видит и помнит по- своему. Командир 498-го полка 166 бригады Никифор Федорович Труханов (1897-1937) детально изучавший отход 3 армии, изложил боевые действия     у дд. Обухово-Жидомля очень точно и конкретно, без пережимов: «6-я и 56-я дивизии вышли из района Гродно благополучно. 5-я дивизия свои правофланговые части начала отводить с р.Неман… раньше отхода 6 и 56 дивизий. Благодаря этому … у Коматова на лодках и понтонах начал переправляться 4-й Подхалянский полк 21 горной дивизии и распространяться на север –на Обухово, Жидомля. Проходившая утром по шоссе колонна 6 дивизии у Обухово была разрезана пополам. Причем вышедшая из-под удара 17-я бригада 6 -й дивизии и штаб оставшейся в тылу 16-й бригады поспешили следовать дальше. Энергичными, но разрозненными действиями полки 16-й бригады пробились. Особенно пострадал 48-й полк, потерявший пленным командира полка. … 18-я бригада обошла противника по дорогам севернее шоссе. После 6-й дивизии к району Жидомля подходила 168 бригада (502, 503 и 504 полки) и кавалерийский полк 56-й дивизии. Обнаружив здесь противника, бригада развернулась совместно с кав полком, бросилась на противника и в короткий срок уничтожила два батальона. Был зарублен командир Подхалянского полка, захвачено 2 орудия, 6 пулеметов, 150 пленных, 2 офицера, освобождено много пленных красноармейцев, отбита башкирская артиллерийская бригада. Позже проходила 166 бригада (496, 497, 498 полки), которая, будучи встречена только несколькими выстрелами, легко справилась с остатками противника» (2. С. 54).

Польские военные историки бой у д. Обухово относят к крупным победам польского оружия. На Могиле неизвестного солдата в Варшаве на одной из памятных досок имеется надпись «Гродно-Обухово 20-25 IX 1920». Странно, однако, бой у Обухово имел место 26.IX.1920. 25.IX.1920 4-й полк только пришел к Неману у Коматово, переправу начал 26. IX. в 0-30. К Обухову вышел в 3 часа 26. IX. 1920.

Советские участники считают этот бой смелой, отчаянной, но безуспешной попыткой 4-го подгальского полка задержать отход от Гродно шести советских бригад. 

 

Передвижение советских и польских дивизий и бригад 26 сентября.

Северная обходная группа отдыхала в районе Радуни. “Гэты дзень быў прысвечаны адпачынку і ўпарадкаванню пасля вычарпальных маршаў пяхоты” (11. С. 28)

Советские бригады разными дорогами отходили на Лиду.

Схема  отступления 3-й армии 26 сентября (4.С. ) 

 

2-я стрелковая дивизия (начдив Шашкин В.В.) приказ об отходе получила в 3 часа. 5-я бригада выступила из  района  м. Озеры около 7 часов, 4-я бригада – в 8 часов, арьергардная 6-я бригада (комбриг Кимундрис Александр Георгиевич) начала отход в 9-30. После отдыха в д. Щенец  4-я бригада через д. Шестаки, Шиньковцы вышла к д. Плянты. 5-я бригада пройдя м. Острино двинулась на Василишки. 6-я бригада около 23 часов пришла в м. Острино.

21-я стрелковая  дивизия (начдив Смолин И.И.), находившаяся в районе дд. Берестовица-Якубовичи, около 3 часов пропустила  через свое расположение  литовские части отступавшие на м.Новый Двор. В 3 часа ночи 63-ю бригаду атаковала 1-я Литовско- Белорусская дивизия Жондковского. Потеряв 500 человек убитыми и ранеными, 63-я бригада «форсированным маршем лесами оторвалась от противника» и вышла к м. Острино, где повернула на восток в сторону Василишек. 62 и 61 бригады отходили на Заболоть-Радунь. В 15-30 62-я бригада  своим головным полком подошла к м. Заболоть, занятому польскими разведчиками, после непродолжительной перестрелки выбила  их из местечка, в 19 часов очистила мост на р.Пеляса и двинулась на м. Радунь (6.С.13-14). 

   6-я стрелковая дивизия отходила по шоссе Гродно-Лида до Щучина.  

56-я стрелковая дивизия после боя под Жидомлей выходила в район м.Демброво. 

33-я Кубанская бригада вышла в район м. Жирмуны. «Днем поляки пытались наступать одним эскадроном на ок. Соколы и силами около полка переправиться через Дзитву западнее Жирмун. Попытки были отбиты». В польском изложении: «2 эскадрон 7-го полка уланов был направлен на Ожелишки с заданием наблюдения и защиты моста на Дитве. «Эскадрон этот, отражая притязания неприятеля, стремящегося захватить мост, атакой на мост принудил к уходу, взяв при этом один пулемет и пленных» (5. S.26)

 Бронепоезд 3 армии проехал до ст. Бастуны и установил, что там побывала польская кавалерия, которая разрушила станционные пути.

Командование 3-й армии на автомобилях выезжало в Щучин, где интересовалось положением 5, 6 и 56 дивизий, затем направилось в Василишки в штаб 2-й дивизии. Там выяснилось, что «начдив 2 (Шашкин В.В.) не только не имеет данных о противнике, но даже не знает, где его бригады». 

Под вечер один из командиров 21-й дивизии попал в плен. Польские источники расходятся в должности и обстоятельствах пленения: советского командира взял в плен капрал 2 эскадрона 16 полка уланов Клиска (16. S. 20), начальника связи взял в плен «дазор фуражыраў якi збiрау сена для коней» (11. S.28). Пленный командир сообщил, что 21-я дивизия из Пелясы двумя колоннами через Корговды и Виганцы направляется на Радунь. 

На защиту моста под Пелясой был выслан 2 эскадрон 7 полка уланов, «однако не смог его удержать, вынужденный сражаться с целым 186 советским полком. Эскадрон отступил на следующую позицию обороны: туда же подтянулся 1 эскадрон» (16. С.20).

В ночь с 26 на 27 сентября почти вся 3-я советская армия численностью около 16 тысяч сконцентрировалась в четырехугольнике Острино-Демброво – Щучин- Василишки: 6-я дивизия расположилась на ночлег в м. Щучин, 56-я дивизия ночевала в районе м. Демброво, 166 бригада – в д.Острово, 4-я бригада 2-й дивизии – в д. Планты, 5-я бригада – в деревнях к западу от Василишек, 6-я бригада – в м. Острино. 21-я дивизия ночевала в 25-30 км к северу вдоль дороги Новый Двор -Радунь: 62-я бригада – в дд. Клайши-Кули, 61-я бригада – в м. Заболоть, 63-я- в д. Заречаны.

 1-я Литовско-Белорусская дивизия, пройдя за день 44 км, на ночлег расположилась в м. Бакшты. 1-я дивизия легионов отдыхала около д. Корговды, один из полков  занимал д. Гинели, другие полки занимали м. Рудня. 7 уланский полк ночевал в д. Виганцы, 16-й уланский – в  ф. Дубинцы. 

Ночью 4 эскадрон 7 полка «высланный на д. Клайши  занял конной атакой эту  деревню,  взяв 150 пленных и 4 пулемета. Отметился в той атаке подхорунжий Сулоцки» (16. S.20).

27 сентября. 

27 сентября северная обходная группа должна была сосредоточиться в районе м. Жирмуны для броска на Лиду. 1-я Литовско -Белорусская дивизия – занять переправы через Лебеду и отрезать советским дивизиям дорогу домой. 

*Тысячи славянских крестьян выдернутые мобилизационными предписаниями из своих деревень и превращенные в солдатские колонны упорно двигались на восток – в Лиду. Одни – чтобы спасти свою жизнь, другие чтобы эту жизнь отнять.  

 

Бои 62-й бригады с 1 пехотной дивизией легионов и 4 кавалерийской бригадой.

1-й пехотный полк легионов подполковника Крушевского выдвинулся к д. Корговды и в последнюю минуту опередил колонну 62-й бригады (комбриг Галлинг Андрей Карлович), которая подходила к Корговдам «і ссунуў яе у раён вёскі Палашкі. У час бою, які завязаўся пад Палашкамі, 1-я рота падпаручніка Бельскага абышла вёску з паўднёвага боку і незаўважанай прайшла ў тылы праціўніка, які быў заняты наступленнем 9 і 10 роты … карыстаючыся цёмрай, Бельскі падцягнуў бліжэй сваю роту, і з усей сілай пайшоў у штыкавую атаку. … У кароткім, але гарачым баі  батальён 185 савецкага стралковага палка, які занімаў вёску, быў цалкам знішчаны …  на плошчы засталася 15 забітых і каля 30 параненых. Рэшта расійскага палка збегла у паніцы. Агульная здабыча: 230 палонных, 1 кулямет, 3 коні. У баі паранены 1 унтэр-афіцэр і 1 легіяніст” (11. S.29).


Крушевский Ян (1888-1977)–подполковник, командир 1-го пехотного полка легионов в сентябре 1920


Галлинг Андрей Карлович (1893-1938)- комбриг 62-й бригады в сентябре 1920.

«5-ы полк пяхоты легiёнаў … не паспеў абысцi 62 стралковую брыгаду, толькi спалiў мост пад вёскай Праважа» (11. S.29).
4-я кавалерийская бригада с утра переживала критические минуты, поскольку оказалась в западне. «По причине болот препятствующих организации атаки положение целой бригады оказалось очень опасным». Весь спешеный 16-й полк под командованием майора Скрыньского Л. воевал у фольварка Дубенцы с 62-й советской бригадой, закрывая дорогу на Радунь.

Скрыньский Людвиг (1893-1972) – майор, командир 16 полка уланов великопольских в 1920.  

7 полк уланов поспешил на помощь, двумя эскадронами (1 и 4) продлив защитную линию, а одним эскадроном произвел атаку. «3 эскадрон, якім кіраваў ротмістр Станіслаў Кляпача, пайшоў у атаку на пяхоту на поўдні ад Пелясы. Калі чырвонаармейцы ўбачылі атакуючых уланаў, яны пачалі масова кідаць зброю і паднасіць рукі ўгору. Хуткасць акцыі і багністая мясцовасць зрабілі для палякаў немагчымым захоп палонных. Правае крыло эскадрона было моцна абстрэляна абаронцамі перадмастовага ўмацавання, таму наступленне працягвалася ў гэтым напрамку. Атрад, які ахоўваў мост, псіхічна не вытрымаў бравурнай атакі. Калі ўланы пад’ехалі на малую адлегласць, пехацінцы склалі зброю. Было ўзята ў палон 130 чырвонаармейцаў, у тым ліку начальнік штаба 21 дывізіі, здабыта 3 кулямёты. У той жа час пяхота, якую пакінулі на багністым лузе, апамяталася, паднесла кінутыя вінтоўкі і пачала агонь. Бой разгарэўся з новай сілай» (11. S.28-29).

«Только когда пришла на помощь 1 пехотная бригада легионов, заняв деревни Палашки и Ожелишки, и нанесла неприятелю ощутимые потери, положение изменилось. Около 8 часов утра 16 полк поддержанный частью 7 полка уланов пошел в контратаку на Пелясу… Неприятель отступил за болото, оставив около 50 пленных, 2 пулемета и несколько возов амуниции» (16. S.20).

62-я бригада из д. Клайши была оттеснена на р. Пеляса. «В 11-45 бригада перешла в наступление в направлении Радуни, но понеся в штыковом бою большие потери, принуждена была отойти на южный берег р. Пелясы и заняла позицию от д. Провожа до д. Еделевцы. 61-я бригада (комбриг Пядышев К.П) имела главные силы в м. Заболоть и сторожевое охранение на линии деревень Заречаны-Дворчаны.  Изредка на сторожевое охранение наезжали разъезды противника». 63-я бригада находилась в д.Заречаны. Начдив 21-й Смолин И.И. «видя противника, сжимающего его со всех сторон и не имея сведений о других частях армии, отдал приказ об отходе в район м. Мыто, возложив на 63 бригаду задачу пропустить части дивизии…  С большим трудом дивизии удалось оторваться от противника» (6.С.15). 


Смолин Иван Иванович (1895- 1937)- начдив 21-й в сентябре 1920.

Пядышев Константин Павлович (1890 —1944) – комбриг 61 бригады 21 дивизии в сентябре 1920

Отход 21-й дивизии развязал руки 1-й дивизии легионов и 4-й кавалерийской бригаде. В 15 час 1-я дивизия легионов овладела м. Жирмуны. 33-я Кубанская бригада отъехала на восток. Полковник Домб-Бернацкий и подполковник Неневский согласовали план наступления на Лиду.  

4-я кавалерийская бригада ночью передвинулась под м.Жирмуны. 

Движение дивизии Жондковского к переправам на р. Лебеде.

 В 5 часов утра 1-я бригада 1-ой Бел-Литовской дивизии вышла из м. Бакшты на Василишки. «В дороге на Василишки, Минский полк (командир полка Адамович Бронислав) встретил под д. Кромки (Кроньки) батальон 5 советской бригады; идущий впереди 3 батальон отбросил неприятеля. … при переформировании к бою под огнем пулеметов  батальон понес значительные потери, в тот момент погиб отважный командир батальона поручик Владислав Малаховски, а подпоручики Фрёлих и Черепинский были тяжело ранены» (15.S. 35)

 «Мiнскi стралковы полк, губляючы некалькi дзесяткаў забiтых i параненых, выкiнуў з гэтай мясцовасцi вялiкi расiйскi атрад i, гонячы яго, уварваўся у блiзкiя Васiлiшкi. Тут ён спаткаў галоуныя сiлы 5-й брыгады 2-й стрэлковай дывизии. Сярод збудаванняу вёскi разгарэуся кароткi упарты бой. Разгублены непрыяцель не вытрымаў  неспадзяванага  наступлення мiнскiх стральцоў i кiнуўся наўцёкi. … Большасць 5-й брыгады, кiнуўшы абоз, пайшла на поўдзень, рэшта салдат збегла на ўсход у напрамку Папернi. За iмi вырушыў мiнскi полк. Вiленскi полк iшоу з тылу, за им артылерыя, абозы i служба дывiзii генерала Жандкоўскага. … У нейкую хвiлiну ад дужай калоны 2 дывiзii адзялiўся моцны атрад, якi атакаваў абозы i артылерыю дывiзii. Жандкоўскі даў загад выпрагчы гарматы цяжкага дывiзiёну i паставiць iх уздоўж дарогi. З гэтай пазiцыi артылерысты пачалi абстрэл калоны i атраду, якi наступаў» (11.С. 32).


Ян Жондковский (1860-1934)- генерал-подпоручик, командир 1-й Литовско –Белорусской дивизии в сентябре 1920.

Бои на р. Лебеде за переправы.
Местами переправ на Лебеде служили два моста: один на шоссе у д. Гостиловцы, другой на екатерининском тракте (гостинце) у д. Малое Можейково (ныне Можейково).

Фрагмент карты района переправ  на р. Лебеде

 

До обеда через мосты прошли 2, 4-я и 5-я бригады 2-й дивизии и часть 6-й дивизии. В 13 часу 2-й батальон минского полка дивизии Жондковского со стороны Паперни вышел на шоссе Гродно –Лида. «Вскоре подошли  части 2-й советской дивизии, марширующей в  Лиду. Роты батальона, рассыпанные в цепи на окраине леса, открыли по колоннам неприятеля несколько минутный  сильный огонь, после чего бросились в штыковую атаку. Неожиданная внезапная стрельба  врасплох  стала причиной того, что целые толпы неприятеля, бросая оружие, спасались бегством к ближайшей д. Феликсово. На поле рядом с шоссе осталось 11 пушек, взято при этом более 200 пленных. Тем временем из Паперни подошел 1 батальон. Теперь полк осадил шоссе от р. Лебеды до Феликсова. Через некоторое время подтянулись части  6-й советской дивизии. Убедившись, что дорога на Лиду закрыта, неприятель густыми  колоннами сформированными на узком придорожном пространстве, бросился на батальоны минского полка, пытаясь открыть себе проход. Под напором неприятеля роты отошли на край леса»

(15. S.35).

В тот день полевой штаб армии во главе с командармом Лазаревичем В.С. и начальником штаба Лисовским Н.В. приехали в м. Лебеда, где была назначена встреча с начальниками дивизий. Ясного понимания о сложившейся обстанове и планах противника штаб армии не имел, более того, даже не представлял с какими польскими подразделениями предстоит иметь дело и каков их численный состав. Авиации не было, разведка не велась.

Начальник штаба 3-й армии Лисовский: «Около полудня в Лебеду начали прибывать на совещание командиры отступающих   от Гродно дивизий. Дивизии шли на переправы на р. Лебеде. В 14-ом часу на шоссе в Лиду неожиданно началась стрельба …  я вышел узнать, что происходит. И увидел следующую картину: поляки густыми стрелковыми цепями наступают на д. Феликсово (0,5 км от двора Лебеда). Какой-то отряд 6-й дивизии, который шел трактом, разбежался во все стороны. Отдельные люди, очевидно из обоза, бегут без оружия в Лебеду. Я доложил командарму: тот приказал командиру 5-й дивизии (Попович В.И.), который находился в Лебеде, наступать с запада, а комдиву 6-й дивизии (Стороженко А.А.) приказал сразу отправиться в свою дивизию и наступать с востока, чтобы помочь при переправе 5-ой». (13.С.166). 

Штабисты во главе с командармом погрузились в автомобили и уехали в Лиду.

Лазаревич Владимир Саламанович (1882- 1938)- командующий 3-й армии с 12 июня по 18 октября 1920. Родился в Сокольском уезде Гродненской губернии в семье малоземельного крестьянина. Православный татарин. Подполковник РИА.

Лисовский Николай Васильевич (1885 -1957) –начальник штаба 3-й армии с 4 июля по 20 октября 1920. Родился в с.Адаховщина Новогрудского уезда. Подполковник РИА. 

«6 дивизия  в 15 часов подошла к р.Лебеда. Колонны стянулись для прохождения моста на большаке. Но не успели передовые части перейти мост, как со стороны д. Феликсово по мосту был открыт ружейный и пулеметный огонь и цепь противника со стороны д. Феликсово начала продвигаться к мосту. 52-й полк (комполка Болдин И. В.), шедший в авангарде, пробежав мост навстречу противнику, смял наступающие цепи и занял д. Феликсово. 18-я бригада (комбриг Сурков А.Н.), усилив полк, продолжала теснить противника на север, захватывая пленных и трофеи. Пленные показали, что в этом районе находится Бел-Лит дивизия, имеющая задачей захватить 3 армию на р. Лебеда. Находившийся при частях комиссар дивизии, взявший на себя временное командование, приказал 16 и 17 бригадам, не задерживаясь, быстро продвигаться вперед и занять: 16 бригаде Радивонишки, а 17 бригаде двор Тарновщизну, оставаясь в резерве. Начало уже темнеть, когда части 16 бригады заняли позицию двор Поспешка- д. Радивонишки –д.Ходюки. Шоссе от д. Поспешки до р. Дитва наблюдалось дозорами.  Между тем бой на участке 18 бригады оставленной для обеспечения переправы вновь разгорелся и принял для бригады неблагоприятный характер. К Минскому полку поляков подошло подкрепление и он начал теснить малочисленные полки 18-й бригады. К ночи бой затих. 18 бригада удержалась на линии Полуты –Дмитровцы» (6. С.15-16).

Стороженко Алексей Алексеевич (1895-1938) – начдив 6 стрелковой дивизии в сентябре 1920.

Сурков Анатолий Николаевич – командир 18-й бригады 6 дивизии в сентябре 1920

Болдин Иван Васильевич (1892-1965)- командир 52 полка 6 дивизии в сентябре 1920.

 

По распоряжению командарма полки 6-й и 2-й дивизии с двух сторон атаковали минский полк: «Бой перенесся в лесную гущу. Неприятель развернулся вправо и влево, стараясь обойти фланги полка и попасть на тылы. Обозы полка, также несколько сот пленных, сгрупированные около Паперни, подверглись угрозе. Однако резервный 3 батальон полка удержал напор неприятеля. Беспорядочная хаотическая схватка в лесу, где стреляют с расстояния нескольких шагов и бьют взаимно штыком и прикладом, среди залпов и нечеловеческих криков, продолжалась. В итоге слабые силы полка, рассеянные в лесу не смогли удержать неприятельские массы, которые в 17 часу прорвались в сторону Лиды. Погибли два отважных командира рот: подпоручики Кароль Просцевич и Юзеф Моссаковский, убыло около 200 рядовых убитых и раненых (15. S.36 ) .

Сильно потерпевший  и рассеянный по лесу минский полк был заменен виленским. Полк занял переправы и начал готовить оборонительные позиции на восточном берегу р. Лебеды. 

 

Ночной прорыв дивизий по мостам через р. Лебеду.

«К 23 часам части подошли к д. Шпильки и разведка подтвердила, что мост через р. Лебеда на шоссе действительно в руках противника. Разведка, высланная к мосту на большаке, донесла, что там находятся части 2-й дивизии. Комбриги 56 дивизии, оставив заместителей, поехали к частям 2 дивизии и встретились с комбригами 5 и 4. На совещании комбригов решено было пробиться через р. Лебеда. План был таков: по шоссе будет действовать 56 дивизия двумя бригадами 167 и 166, 168 бригада должна пропустить все обозы на большак и затем вместе с 2 дивизией пробиваться к большаку. Во время совещания подъехал начдив 5 и сообщил о подходе частей 5 дивизии. Ему было предложено принять командование над частями, но не изменяя уже выработанного плана. Начдив 5 (Попович В.И.) согласился. Через полчаса подошли части 5 дивизии по большаку и стали за 2 дивизией. 

 После отдачи предварительных приказаний и перегруппировки полков, части 56, 2 и 5 дивизий перешли в наступление и сразу сбили противника. Бой продолжался не более 30 м. В штыковой атаке были разбиты 2 с половиной полка Белорусско-Литовской дивизии, захвачено около500 пленных и масса пулеметов» (6. С.16-17).

Фрагмент современной спутниковой карты района боев  на р. Лебеде

 

По Труханову Н.Ф. «Начдивы договорились пробиваться 5 дивизией по большаку, и 56 – по шоссе. Мосты через р. Лебеду поляками взорваны не были. На шоссе к мосту даже не было выставлено охранение. Благодаря этому части в колоннах начали переходить через реку. У большака оказались слабые части поляков, которые и были 5 дивизией отброшены. На шоссе головная 166 бригада 56 дивизии благополучно прошла мост и дамбу, и, когда полки вплотную подходили к полякам, чтобы броситься в атаку, открыли в упор оружейный и сильный пулеметный огонь. Бригада бросились в атаку. И смяв ряды противника, прорвалась. Остальные две бригады 56 дивизии свернули и прошли по большаку» (2.С. 55-56)

 

56-я стрелковая дивизия на шоссе Гродно-Лида вышла всей колонной у д. Домутевцы

 имея в арьергарде 497 полк. «Определенных данных о противнике у нас не было. Мало что знали и о своих войсках. Шли сравнительно быстро, привалов избегали (10.С.49).

 В 2-3 верстах восточней ф. Люцианово к колонне 56 –й дивизии присоединилась 6-я бригада 2-й дивизии под командованием  Кимундриса А.Г.

«День начал клониться к вечеру. Почти 40-верстный марш близился к концу, давая себя чувствовать людям и лошадям. Где- то впереди послышались два глухих разрыва снарядов… присутствие там артиллерии никто не предполагал. Прямое Лидское шоссе, поднимавшееся несколько в гору и тянувшееся на темноватом фоне неба сероватой полоской, манило к себе усталых, полуголодных людей, обещая им ночной приют. Маскируя все движение под один общий сероватый свет, шоссе казалось пустынно. Унылое однообразие и мертвая тишина не нарушалась от такого наличия людей и лошадей. Отяжелевшие веки смыкались сами собой…  хотелось спать. Но вот колонна остановилась. Люди сонно сошли с шоссе, пропустили вперед обозы и стихли. Большая часть людей сразу же легла на землю на кучи щебня по бокам шоссе и донесшийся вслед за тем храп свидетельствовал о полном примирении их с такой обстановкой … послышалось приказание, передаваемое через бодрствующих людей которым все командиры полков требовались к командиру бригады. С большим трудом, лавируя в темноте между спящими людьми, а в некоторых местах, прямо шагая через них, выбрался в голову колонны, где уже собралась группа начальников с командиром бригады тов. Смирновым во главе.

Обстановка такова: впереди верстах в 2-х течет река Лебеда, по противоположному берегу ее окопались поляки с видимой целью – отрезать нам свободный проход к гор. Лида. Количество поляков пока не выяснено, да и в данном случае это обстоятельство для нас не должно играть никакой роли -сказал комбриг. Тем, кому дорога свободная страна, кто дорожит честью родной дивизии, спрашивать сколько у них врагов, нужды нет – надо только знать -где они. Сзади, где- то за нами должны были подходить части 167 и 168 бригад. …Части 166 бригады должны будут энергичной атакой в лоб, пробить брешь в расположении противника и, держась на полверсты вправо и влево от шоссе, выйти версты на 4 вперед.  167-я бригада, коль скоро она подойдет и проникнется той же необходимостью, должна будет, по переходе через мост, развивать успех влево, в направлении на околицу Роубы, с тем, чтобы дать возможность беспрепятственно проскочить обозам. Первым и направляющим полком должен был идти 497-й, за ним 498 и 496 полки.

 … Собрать, хотя и спящих людей, объяснить им сущность предстоящего дела и возложенных на них заданий, было делом не трудным. Через полчаса 497 полк, зарядив винтовки, в тесно сомкнутой колонне отделениями, двинулся по шоссе вперед. У самой реки встретили людей пешей разведки 496 полка, которые предупредили, что пулеметы 496 полка установлены с левой стороны дороги, готовые нас поддержать в любую минуту.

Ну, вот и река. Своего присутствия на том берегу противник ничем, казалось, не выдает. Крепче сжимаю рукоятку нагана. Входим на мост. Ни звука, ни шороха. Нервы многих не выдерживают такой напряженной тишины. Видно, как более слабовольные люди начинают пригибаться и, кажется, топтаться на одном месте. Впереди горсть испытанных людей -пешая разведка. Перехожу к ним.

 Уже проходим мост, выходим на берег. В темноте ночи смутно обрисовывается профиль местности впереди: направо небольшая возвышенность с кучкой темных деревьев, налево –что-то в виде сероватой полянки. Инстинктивно сворачиваем с шоссе вправо.

  Вдруг у деревьев свисток, который сразу же подхватился влево… Щелканье затворами… Вперед, товарищи!  Ура! Громкое ура встретилось с ружейной и пулеметной трескотней. Как ужаленные люди полка стремительно пробежали отделяющее нас расстояние до поляков и начали колоть их, перепугавшихся, не успевших подняться с земли. 

Подхваченное ура пробегавшими мост людьми 498 и 497 полков, кажется, на миг заглушило трескотню, но затем через голову полетели снаряды. Дальнейшее продвижение вперед к основной линии окопов противника, встреченное невероятным количеством ружейных и пулеметных пуль, летевших нам навстречу со всех сторон, пошло медленнее. Бой разбился на отдельные эпизоды. Преследуя с небольшою кучкою разведчиков отходившую заставу противника, я снова очутился на шоссе. Последнее положительно засыпалось огнем пулемета, установленного где-то впереди. Пули то и дело уносили жертвы из состава моих людей, которых с каждым почти шагом вперед, становилось все меньше и меньше. Уже отчетливо виднелись вспышки пулемета, когда люди не выдержали и залегли по канавам по обоим сторонам шоссе. Положение ухудшалось, трескотня заглушала все. Порыв стремления пробиться вперед у людей прошел. Необходимость заставить замолчать пулемет и дать возможность подняться людям – брала верх над всеми остальными чувствами и страхом. Подняв несколько человек, лежащих около меня, побежал с ними прямо на пулемет.

Оставалось до пулемета всего лишь шагов 15-20, когда он заработал с новой методической энергией. Отчетливые видимые глазу огоньки вспышек выстрелов его слегка прошлись по шоссе и установились прямо напротив нас. Несколько человек, подпрыгнув в воздухе, ткнулись лицом в шоссе. Какое- то глупое равнодушие начало уже было мирить со смертью и меня. Но что это? Пулемет сразу умолк. Послышалось щелканье затвора. Медлить было нельзя ни секунды. Собрав усилия, один подбежал к пулемету и, почти в упор, моя пуля из нагана освободила этого доблестного пулеметчика от его обязанностей, которые он выполнял стойко до самых последних пределов. Случившийся перекос патрона на моем участке сыграл крупную роль для нас, будучи роковым для родного ему Виленского полка. 

Освободив пулемет наскоро от ленты забрал все с собою. Ко мне снова подбежало десятка два красноармейцев и, приводя их в порядок, двинулся по шоссе снова вперед. Через небольшой промежуток времени этой лазейкой постепенно прошли оставшиеся позади люди всех полков.

Видно было, как один за другим, а иногда и небольшими партиями, поднимаясь из своих окопчиков, поляки бегом направлялись к высоте 70,2 пропадая во мраке ночи. Не имея силы преследовать их кроме как стрельбою, а также из боязни уклониться от шоссе и попасть под обстрел своих, мы местами фланговым ружейным огнем, оказывали помощь наступавшим еще позади нас по сторонам шоссе своим частям, подвергая панике и более стойкие части противника» (10. С. 49-53).

Этот документальный рассказ под названием «Лебедской прорыв» написал Василий Васильевич Обухов, командовавший в сентябрьские дни 1920г первым батальоном 497 полка 166 бригады 56 дивизии. Рассказ написан через два года после завершения советско-польской войны.  Очень добротный с литературной точки зрения текст с удивительно точными деталями.  


Обухов Василий Васильевич (1893-1942)- командир 1 батальона 497 полка в сентябре 1920

 

«Приблизительно около часа ночи со стороны переправ послышались крики «ура» и сильный пулеметный огонь. Полагая, что это пробиваются части 56 и 2 дивизии, начдив (Стороженко) приказал перейти в наступление. Поляки, не приняв удара, разбежались, оставляя пленных. Подходившие части к р. Лебеда, были 56, 2 и 5 дивизии» (6. С.16).

 «Вечером в 21 часу подошли из под Гродно главные силы 3 советской армии: 5-я, 56 дивизии, а также остатки частей 2-й и 6-й дивизий.  Не в силах остановить наступление дивизий врага, виленский полк  начал колебаться. Поддержал его минский полк продлив правое крыло. Возникла, жуткая, продолжавшаяся  всю ночь лесная битва, в которой дрались преимущественно штыками и прикладами. Не в силах ночью  отличить чужих, ударяли не раз своих,  командиры собирали  солдат в отряды, открывали огонь залпами вслепую, откуда только слышался чужой язык. В конечном итоге  на узком 2-км пространстве масса неприятеля, насчитывающая около 20 тысяч штыков, проплыла к Лиде” (15. S.36).

“ На небольшом пространстве около шоссе в лесу названом позднее Кровавым бором валом валили массы врага, смешанные в бою с польскими ротами. Бой проходил на близком расстоянии, так, что штык и и приклад играли единую роль. Роты, разделенные массами штурмующего неприятеля, не уступали до конца десятикратно превосходящему врагу. В конце, однако, неприятель занял шоссе и и в упорном бою поплыл к Лиде.Усилия полка оплаченные большими потерями: погибли подпоручик Тржцинский и Зембржуский и 50 рядовых. Кроме добытых 12 пушек и 15 пулеметов наиважнейшим результатом боя было задержка марша врага» (14. S.29) 

А это современная польская трактовка боя боя под Лебедой:«Вiленскi полк яшчэ не скончыў падрыхтоўкi абаронных пазiцый на ўсходнiм беразе Лебяды, калi недзе а 21 гадзiне рускiя, пакiнуўшы артылерыю i абозы на шашы, ударылi злучанымi калонамi на адрэзку 2-3 км. Нечаканы агонь не мог устрымаць непрыяцеля, якi вырваўся на польскiі  пазiцыi i перайшоў у рукапашны бой. Вiленскi полк (каля 1200 чалавек) быў прыцiснуты колькаснай перавагай рускiх. З дапамогай прыйшоў адразу ж мiнскi полк (каля 1000 чалавек), але i ён знiк у масе атакуючай пяхоты. Адначасова з усходу ударылi палкi 2 i 6 дывізій. Пачаўся зацяты бой. Польскiя часткi, атакаваныя з усiх бакоў, змагалiся рашуча. Громкае рускае “Ура!” раз –пораз перапляталася з вокрыкамi  «Ура!» мiнскiх i вiленскiх стралкоу, якiя iшлi ў контратаку. Чырвонаармейцы, негледзячы на страты, упарта  iмкнулiся прабiць дарогу на Лiду (11. S.36). 

 За 27 сентября и первые часы 28 сентября через лебедские мосты у д. Гостиловцы и им. Малое Можейково  прошли четыре советских дивизии, сначала 6-я, затем 2, 5 и 56 я.  По состоянию на 22 сентября  эти 4 дивизии насчитывали 13373 штыка  и 1240 сабель  (2.С.43).

В некоторых отчетных реляциях о боях у р. Лебеды  речь шла о бесчисленных  погибших. ”Каля 10000 бальшавiцкiх штыкоў на абшары 2 км адной злучанай хваляй кiнулiся на колькасна меншыя ў некалькi разоў нашы часткi. Распачауся бой выключна на штыках i кулаках. Пачалося вялiкае замяшанне, якое ўзмацнiлi цёмра i лес: усе былi акружаны i ўсе акружалi. Калi мінскі і віленскі  палкi, увабраныя бальшавiцкай масай, саступiлi з шашы, пачалi праязджаць бальшавiцкiя абозы i артылерыя. Да 4 гадзiны бальшавiцкая хваля праплывала праз кальцо, якое яе акружала, пакiдаючы безлiч трупаў, каля 1000 палонных, 12 гармат, 15 кулямётау i iншае ваеннае абсталяванне” (Адзямкоўскі Я .(11. S.36) со ссылкой на оперативный дневник 1- й Литовско -Белорусской дивизии).

Действительные потери не превышают  двух тысяч человек с обеих сторон. «В этом бою поляки потеряли 130 убитых, 230 раненых, 410 пленных, итого 770 чел 35% от общего числа принимавших участие в бою.  Наиболее пострадала 166 бригада, потерявшая около 400 человек убитыми и ранеными (2. С. 55-56).

Но эти две тысячи – здоровые молодые  мужчины, поляки и  русские, белорусы и украинцы – славяне – ушли на тот свет на лидской земле у дороги Гродно- Лида на правом берегу р. Лебеды. Одни шли домой, другие их пытались их задержать. Там бы камень памятный поставить для растущих поколений с вопросом «Ради чего?». 

Польские военные историки бой на переправах через р. Лебеду относят к крупным победам польского оружия. На Могиле неизвестного солдата в Варшаве на одной из памятных досок имеется надпись «Кровавый бор 26-27 IX 1920».

Первоисточники.

  1. Harasymow S. Zarys historji wojennej 32-go pułku piechoty. 1928.
  2. Труханов Н.Ф.  Гродненская операция 3-й Красной армии в сентябре 1920 //Война и революция. Книга 8. 1929.
  3. 9-я конференция  РКПБ. Протоколы. М. 1972.
  4. Попович В.И., Гнусин И. Путь борьбы. Краткая история 5-й стрелковой дивизии. Л. 1929.
  5. Laudyn W.  Zarys historji wojennej 7-go pułku ułanów lubelskich. 1931.
  6. Широкий И.Ф., Смирнов А.К., Кимундрис А.Г. Отход 3-й армии от Гродно с 25.1Х -28.1Х 1920// Сборник трудов отделения военно-научного общества при военно-академических курсах высшего комсостава РККА. Том II. М.1922.
  7. Мельтюхов М.И. Советско-польские войны. Военно-политическое противостояние 1918—1939 гг.  М., 2001.
  8. Legutko WZarys historji wojennej 4-go pułku strzelców podhalańskich. Warszawa. 1929 
  9. Jednodniówka 4 Pułku Strzelców Podhalańskich.  Cieszyn. 1924
  10. Исторический сборник статей и воспоминаний о 56-й Московской стрелковой дивизии, славной из славных: Ко дню третьей годовщины 24-го ноября 1922 года. Новгород. 1922. 
  11. Адзямкоўскі Я. Lida-1920. У перакладзе на беларускую мову Канчэускай К. Лида-Варшава.2010.
  12. Грицкевич А. П. Западный фронт РСФСР 1918-1920. — Харвест, 2005. — С. 332-334.
  13. Лисовский Н. В. Отход 3-армии от Варшавы Война и революция № 1. 1924
  14. Waligóra В. Zarys historji wojennej 85-go pułku strzelców wileńskich.1928.
  15. Mieczkowski S.  Zarys historji wojennej 86-go mińskiego pułku piechoty. 1929.
  16. Kosiarski К.  Zarys historji wojennej 16-go pułku ułanów. 1929.
  17. Список награжденных орденом Красного Знамени и почетным революционным оружием. https://pomnirod.ru/materialy-k- k-statyam/награды-царской-и-советской-россии/послереволюционные-награды/орден-красного-знамени

Старший научный сотрудник музея Сливкин В.В.

Лида – 1920 часть I / часть II