г.Лида, ул.Победы 37а
lixmuseum@mail.ru

  • Русский
  • Беларуская мова
  • English
  • / Архив / Мыто

    Мыто

    Мыто – это несколько разновременных поселений под общим названием:  городище IX-X веков, деревня ХVII-ХХI веков, которая за свою многовековую историю побывала местечком, и селом, а также имение XIX-XX веков, которое уменьшилось до фольварка в 1920-30 годы, и превратилось в молочно-товарную ферму во второй половине ХХ века.  Все эти поселения вытянуты двухкилометровой полосой по правому берегу р. Дитвы  в 15 км к западу от Лиды.

    Слово мыто древнее, появилось на Руси в XI  веке в понимании  пошлина, налог, награда, мзда. Происхождение названия сомнений не вызывает – здесь через р. Дитву существовал мост, и в стародавние времена брали мостовое мыто – денежный налог за проезд по мосту. Из Лиды через Мыто проходил мытлянский гостинец на Ваверку, Василишки, Гродно. Гостинец действовал несколько столетий и был до ХVIII  века единственной дорогой из Лиды на запад. В Первую Мировую войну мост сгорел, и с тех пор не восстанавливался.  Ниже по течению был построен другой мост и другая дорога, которая в наши дни расширяется и скоро станет автобаном Минск- Гродно.

    Фрагмент современной карты. Городища обозначены окружностями желтого цвета.

     

    Первое описание городища под названием «Жешки-Лысая гора», составленное Мытским волостным писарем,  появилось в «Памятной книжке Виленской губернии на 1891 г.

     

    Ф.В. Покровский в 1893 г. этот курган «Жешки-Лысая гора» отнес географически к местечку Мыто:  152) м. МЫТО, 42 градуса 48 минут, 53 градуса 49 минут, на р. Дитве,  Мытлинской волости, Лидского уезда. В трех верстах от церкви, в ур. Жешка находится большой круглый курган с заметною впадиною на вершине; вышина 5 саж., ширина 15 саж. Такой же формы, но больших размеров (вышина 7 саж, ширина 20 саж.) курган есть в уроч. Зубовщина, на расстоянии 4 верст от церкви. По преданию, в обоих курганах погребены воины, павшие во время шведской войны. Народное суеверие говорит о петухах, поющих здесь в полночь, о караульных солдатах, являющихся по ночам, и о других страхах, пугающих здесь путников в полночное время».

    Польский археолог В. Голубович определил  размеры «курганов», раскопок не производил и ограничился сообщением, что эти пригорки могут быть городищами.

    Волостной писарь,  Ф.В.Покровский и В.Голубович  имели в виду холм на левобережьи р. Дитвы, у дороги  из Банцевич на Рыловцы, который среди местных жителей называют Лысой горой.

    Советская археолог  Ф.Д.Гуревич в 1955 г. городище  Мыто обнаружила в 1,5 км к северо-западу от современной деревни на правом берегу р. Дитвы.

    “Мыто,  Лидский район,  р. Дзитва.   В 1,5 км к западу от деревни на правом коренном берегу р. Дзитвы находится городище, обследованное в 1955 г С-ЛО (Славяно-литовский отряд Прибалтийской экспедиции). Оно расположено на холме и возвышается над долиной р. Дзитвы на 20 м. Городище небольших размеров: форма его овальная, 30х20 м, площадка вытянута с востока на запад. Склоны городища сильно опаханы, а площадка повреждена ямами. В восточной и западной частях площадки заметны небольшие возвышения, возникшие, вероятно, в результате перекопки земли. В разных частях площадки обнаружен культурный слой темной окраски мощн. до 50 см. При зачистке найден небольшой обломок прямостенного, по-видимому кружального венчика с небрежно выработанной наружной частью. За городищем на пашне на пространстве 200х150 м обнаружена керамика. Культурный слой разрушен распашкой. Керамика лепная: обломки лепных толстостенных желтых, плохо обожженных сосудов с примесью шамота, а также обломки тонких лепых сосудов с примесью шамота. Найдены куски  обожженной глиняной обмазки”.

    Памятник датировали концом 1-го тысячелетия,  т.е. IХ -Х веками. Раскопки не проводились. Я.Г. Зверуго (1989) отнес Мыто к городищам, соединяющим в себе «особенности укреплений островного и мысового типа», и предположил  наличие в древности оборонительного вала. Селище, по его мнению, состояло из  2- 3 дворов.

    В сводных работах по средневековью под  городищем Мыто понимают правобережное городище, выявленное Ф.Д.Гуревич. На этом же пригорке местная  легенда размещала в стародавние времена церковь. В конце ХIX века владелец имения Мыто И.И.Чепелевский  решил на пригорке посадить сад. При копке ям нашли человеческие  кости, объяснили тем,  что при церкви находилось кладбище. О Лысой горе  и первоначальном положении предполагаемого городища Мыто как то забылось.

    Городище Мыто.

     

    В настоящее время городище Мыто и прилегающее селище включены в реестр памятников культуры под шифром  413В000360 и охраняются законом. Постановлением Министерства культуры Республики Беларусь № 16 от 20 февраля 2013 г  вокруг городища и селища утверждена охранная  зона.

    Первоисточники:

    Гуревич Ф.Д. Древности Белорусского Понеманья. М.-Л. 1962. С.170.

    Древности и археологические памятники Виленской губернии. // Памятная книжка Виленской губернии на 1891г. Вильна. 1891. С.191.

    Покровский Ф.В. Археологическая карта Виленской губернии. //Труды  Виленского  отделения  Московского  предварительного  комитета  по  устройству  в  Вильне  IX  Археологического  съезда.  Отдел  II.  Вильна,  1893. С. 95-96.

    Holubowicz W. Grodziska i kurhany ziemi Lidzkiej. //Ziemia Lidzka. 1939. № 1. S.28.

    Мiтрафанау А. Р. В. Мыто, Ваверскi сельсавет. Гарадзiшча, селiшча. // Збор помнікаў гісторыі і культуры Беларусі. Гродзенская вобласць. Мінск. 1986. С.243.

    Зверуго Я.Г. Верхнее Понеманье в IХ-ХIII  вв. Минск. 1989. С.96.

    Звяруга Я.Г.Сельскія паселішчы//Археалогія Беларусі. Мiнcк. 2000. Т.3. С.120.

    Звяруга Я.Г. Аснаўныя помнікі археалогіі . //Памяць. Ліда і Лідскі раён. Мінск. 2004.С.38.

     

    Поселение у моста через реку Дитву за свою историю побывало  местечком, селом, центром волости и центром сельсовета. В  ХVIII веке в некоторых документах именовалось Дитва Костровицкая и Дитва Велькая. Ныне небольшая деревня в  700 м от трассы М-6.

    Указательный знак на въезде.

     

    О Мыто в 1846г написали  М. Balinski i T. Lipinski «Мytovies nad  Dzitwa tychze  majetnoscgdzie Wladyslaw Jagiello jadac w czerwcu r 1415 z Podola do Litwyprzybyl  tu z Kobrynia I czas niejakis  spoczawszy, pojechal  do Wolkowyska = Мыто – деревня над Дитвой, также местность, где Владислав Ягелло, проезжая в июне 1415 г из Подолья в Литву, прибыл сюда из Кобрина и некоторое время отдохнув, поехал в Волковыск».

     Историки последующие, приняв на веру необходимость королю из Кобрина через Мыто попасть в Волковыск, логистике оно не поддается, были уверены, что первое упоминание Мыто относится к июню 1415 г. Но вот у Яна Длугоша  мы обнаружили следующий текст: «Отправив королеву Анну в Краков, направился в Каменец (Подольский), а затем через Смотрич, Несвеж (Несвеч), Кременец, Райско, Садове (Садув), Турыско, Кобрин и Мыто на Литву, чтобы удовлетворить приглашение Александра Витольда. Во время его переезда из Кобрина в Мыто, в субботу в восьмой день праздника Тела Господнего, в третьем часу наступило значительное затмение Солнца, которое короля и его людей, как явление внезапное и неведомое привело поначалу в восторг и изумление, а в конце в суеверную тревогу. Было так темно, что птицы, пораженные неожиданной темнотой, сели на землю, а звезды светили как в ночи. Король Владислав вынужден был остановиться, потому что удерживала его тьма, и не раньше мог двинуться вперед, покуда затмение Солнца миновало. Из Мыто через Волковыск, Василишки и Эйшишки прибыл король Владислав в Троки».

    Из этого текста следует, что Мыто, где король встретил затмение Солнца, находилось между Кобрином и Волковыском, это не лидское Мыто, и остановка было минутной. Таким образом, 1415 год как первая документальная дата летописного упоминания  Мыто отпадает.

    Придется сдвинуть эту дату на 2 февраля 1658г., когда в местечке Мыто под  дирекцией лидского подкомория Якуба Кунцевича состоялся поветовый сеймик,  на котором местная шляхта в условиях разгула преступности установила чрезвычайный порядок производства дел по уголовным преступлениям.

     

    «Мы, сановники, урядники земские, горожане, рыцарство, шляхта, жители повета Лидского, которые на сеймик Громничий в году нынешнем 1658, месяца февраля  дня второго,  из-за опасности еще от поветрия в Лиде  в местечко Мыто съехались..»

    Заседания уездного сеймика провели в  Мыто потому,  что в Лиде свирепствовало  моровое поветрие (зараза). Сеймиковое постановление подписали: Якуб Теодор Кунцевич  (ок. 1597- ок.1679)–лидский подкоморий, конявский и дубицкий староста, директор громничего сеймика в  Мыто, Ян Курч  (1618-1690) –хорунжий лидского повета, Мартин Лимонт (ок.1633- ок.1684)- судья земский лидский, староста василишский, Мацей Миколай Радошиньский, Ян Станислав Зуб – судья гродский лидский, Александер Станислав Колонтай – писарь гродский лидский, Иероним Дзержиц (ок. 1618-ок. 1663) – мечник Лидского повета, Казимир Теофил Кунцевич (ок. 1635-ок. 1705)- судья земский лидский, Ян Валериан Куцевич, Станислав Ольшевский, Богуслав Казимир Скиндер, Адам Нарбут, Ян Лукаш  Войцехович, Стефан Гурски, Михал Янковски, Кристоф Козич Борейко, Людвик Скабиньски, Малхер Константы Богдзевич, Константы Дмитрович Колесиньски.

     

    Вместе с тем, не приходится сомневаться, что Мыто появилось значительно раньше-  в ХIV столетии, когда в Лиде был построен замок, и возникла необходимость  проезда из Лиды в Гродно. Вряд ли раньше.  Дитва – река особенная, предельно заболоченная, ширина высокой поймы  у нее достигает 2 км, это значит, что в весенние половодья она разливается в ширину на 0,5-2 км и превращается в огромное озеро, а затем в непроходимое болото.  Перебраться в межень через русло  Дитвы несложно, можно и вброд перейти, подойти к руслу трудно  – болото не пускает.  До ХХ столетия было всего четыре  места переезда через Дитву:  у Лупениц в нижнем течении, возле Ольжево, у Белогруды и у Мыто. Чтобы устроить проезд  возле Мыто пришлось соорудить  дамбу протяженностью в 500 м, объемом в   десятки тысяч м3 грунта.

    Десятки тысяч тонн грунта  десятком крестьянских возов не перевезешь. За такое строительство обычно брались магнаты и богатые шляхтичи. После ввода дамбы и моста в эксплуатацию королевскими привилегиями  им разрешалось за проезд по мосту брать мостовое мыто. Например, витебский каштелян Вольский в имении Головачев (ныне Головачи)  на р. Котре возвел мост, с проезда по которому король Сигизмунд III в 1619г разрешил  брать с купеческого воза по ½ гроша, с остальных по 2 белых пенязя.  Стефан Баторий 4 апреля 1586 г позволил Лаврину Мартиновичу Сонгину построить мост на р. Клеве у д. Сурвилишки и  брать по 2 пенязи белые от дуги «ему, жене, детям и потомкам на пожиток к имению его Сурвилискому».  Строительство моста в прежние времена – это своего рода долгосрочные  инвестиции, которые потом десятки лет  приносили  доходы потомкам. Мосты Вольского  и Сонгина были построены на второстепенных дорогах, мытлянский мост – на одной из главных, и мостовое мыто  здесь приносило немалые деньги.

    Фрагмент польской  карты с обозначением Гродненского тракта: Острино – Коревичи – Василишки – Дегтяры – Паперня – Дылево – Мейры – Мыто – Лида.

     

    Впрочем, мост не всегда  обогащал его владельцев. В декабре 1659 г. по Мытлянскому гостинцу из Лиды на Гродно прошла 30-ти тысячная русская армия Ивана Хованского. Прилегающие к дороге  поселения были разграблены и сожжены. В 1690г в Мыто жителей не было, только «церковь русская» и пресвитер  при ней. Ближайшие поселения –Дитва Старая (Шеметовская) и Дитва Павла Мершковского  имели по 8 и 5 дымов соответственно.

    Первым известным нам владельцем Мыто был Юзеф Пётр  Пац герба Гоздава. По своей родовитости Пацы входили в первую десятку магнатов ВКЛ.

    Герб Гоздава.

     

    Юзеф Пётр Пац (1736-13.03.1797)- генерал –майор ВКЛ (1757), генерал-адъютант Великой Булавы войска ВКЛ, староста вилейский, в 1776 г избирался депутатом от Лидского повета на конфедеративный сейм. Кавалер ордена Белого Орла (1792).

    В 1775-1797гг Юзефу Пацу в Лидском повете принадлежали 29 фольварков, дворов и деревень, большинство из них были сосредоточены  вокруг Рожанки, местечко  Мыто (10 дымов), фольварок  Дитва Толвашевская (1 дым), двор Дитва (1 дым), деревни Новоселки (15 дымов) и Косиловцы (4 дыма).  На дамбе у Мыто была водяная мельница, во дворе Дитва еще одна – конная, в Косиловцах и Мыто  – 2 корчмы.  Северным соседом Юзефа Паца был уссарский  хорунжий Иоахим  Россудовский, которому принадлежали двор Дитва, деревни Водейки, Горанцы, Пашки и Рулевичи.

    В 1784 г. переправу через р. Дитву в Мыто проводили  на пароме:  «дорога  идет около д. Красновцы, тянется до корчмы Мыта и до местечка, до дамбы и парома мытлянского, за дамбой под крестом делится налево в Вильно, направо в Лиду».

    Белогрудский  пробощ Роман Суморок  оставил детальное описание транспортной развязки после съезда с дамбы. Выделил четыре дороги: виленский гостинец,  ведущий на Кульбаки, далее до Дайнавы;  вторая дорога – налево на север до Банцевич, Заек, Мазуровщизны, из Заек до третьих  Банцевич;  третья дорога – вправо к востоку на Цыборы, далее в Лиду;  четвертая дорожка, вправо к югу, по лесам около дитвянских сенокосов до плебании и белогрудского костела. Разбегающиеся  в разных направлениях дороги позволяют думать, что паромная переправа – явление временное. В конце 18-го столетия в Мыто действовали почтовый двор и 4 корчмы.

    В июне 1794 г. во время восстания между Лидой и Мыто концентрировалось соединение генерал-лейтенанта Антония Хлевинского (1750-1800). Сюда же отошли местные шляхтичи под командованием генерал-майора  Иосифа Сципиона дель Кампо,  «который наконец ударился в бегство и был преследован за местечко Мыто». Юзеф Пац принял участие в восстании 1794г, был  членом Наивысшей Литовской Рады. После роспуска Рады в июле выехал в Галицию, затем вернулся  в родовое имение Рожанку.

    В 1796-97 гг. по распоряжению императрицы Екатерины II и приказу генерал-губернатора М.В.Репнина в Лидском уезде были проложены два екатерининских тракта. Из Лиды через Лупеницы  и Белицу тракт на Слоним и Новогрудок, а через Раклевцы, Малый Ольжев,  Белогруду, Орлянку, Тарновщизну, Мосевичи, Радивонишки, Бильтовцы, Полуты,

    Дмитровцы, Феликсово (Лебеду), Малое Можейково, Великий Можейков  – тракт на Гродно.

    Год  спустя по новому  Гродненскому  тракту провезли в Петербург в карете под конвоем последнего польского короля Станислава Августа Понятовского. С этого момента Мытлянский гостинец превратился в проселочную дорогу, а Мыто – в деревеньку при этой дороге.

    Фрагмент карты 1820 г.

     

    Почему  дорожные инженеры в 1796г. выбрали южный более протяженный вариант дороги из Лиды в Гродно можно только догадываться. Писали, что лебедские, можейковские, ищелнские и щучинские помещики очень активно добивались более выгодного для них варианта тракта и даже определенным образом заинтересовали  М.В.Репнина, хотя нельзя исключить и того, что выбор южного варианта обусловлен многочисленными переездами через речки и речушки в северном варианте и в частности необходимость возведения моста у Мыто. К северному варианту тракта вернулись спустя  110 лет –  мост был построен в 1.2 км ниже по течению.

    13 марта 1797 г в возрасте 61 года скончался Юзеф Пётр Пац. Был похоронен в каплице Рожанкского костела. С его смертью угасла младшая гетманская линия Пацев. За неделю до смерти Юзеф Пац подписал завещание в пользу своего дальнего родственника  Людвика Михала  Паца 1780 гр. в  обход детей своих родных сестер Эльжбеты Ожаровской и  Бенедикты Бутлер.

    Родился Людвик 19 мая 1778г в семье Михала Паца (1754-1800) и Людвики Тызенгауз (ок 1757- ок.1791). Образование получал во Франции, Англии, Польше, некоторое время учился в  Виленском университете.  Он был последним осколком и последней надеждой рода Пацев.

    Людвиг-Михал Пац (1780-1835).

     

    Унаследовав  имения Рожанка, Мыто, Жижма в Лидском повете, Городище в Новогрудском, Мазурек, Довспуды с местечком Рачки в Пруссии, около 20 фольварков, несколько десятков деревень, дворец в Вильне, земельные участки в Гродно, коллекции предметов искусства и около 4 миллионов злотых наличными 19 летний юноша в один день стал магнатом.

    Вступил в французское войско, оказался в императорской гвардии, участвовал в испанской кампании (1808)- был ранен в сражениях при Медина-дель-Рио-Секко и Бургосе, австрийской кампании (1809) отметился в битвах при Эсслинге и Ваграме и против англичан в Голландии. В 1810г выехал в Польшу, от короля получил чин полковника. В марте 1812 г был назначен  командиром 15-го полка уланов,  в июне был произведён в бригадные генералы. Участвовал в походе на Москву, был одним их трех польских генерал-адьютантов Наполеона в Бородинском сражении. Участвовал  в битве народов под Лейпцигом (1813) и сражении при Дрездене. Командовал тремя полками  польской кавалерии в Париже (1814). Был награжден Командорскими крестами орденов Почётного Легиона и «Virtuti militari», орденом Св. Станислава. По окончании Наполеоновских войн был прощен,  жил как частное лицо в Довспруде, построил там шикарный дворец в стиле английской неготики, завел хозяйство, временами наезжал в Рожанку.

    10 апреля 1816 г Людвик –Михал Пац  продал имение Здзитву, называемую также Мыто за 300 тысяч злотых Ивану Иоахимовичу Россудовскому  герба Рох III.

    Герб Рох III.

     

    Иван Иоахимович Россудовский (1771-ок. 1844) подкоморий Лидского уезда был женат на Терезе Александрович 1780 гр. дочери Доминика Александровича владельца Веренова и Лычкова, в 1800 г. был признан дворянином в Минском депутатском  собрании. Имели 6 детей:  Казимира 1802 гр., Иосифа 1807 гр., Александра 1808 гр., Марию 1810 гр., Станислава 1815 гр., Казимиру 1823 гр. и Валерию 1825 гр.

    6 октября 1821г решением Лидского гродского суда Иван Россудовский  был утвержден во владении Мыто  на основании закладной сделки.  После чего процесс перехода Мыто из собственности Людвика Паца в собственность Ивана  Россудовского застопорился. В 1822 г поверенный графа Паца Станислав Губаревич исходатайствовал в Лидском гродском суде решение приговаривающее сумму 120 тысяч польских злотых с обеспечением закладным правом на имении Мыто. 18 марта 1822 г. И.Россудовский уплатил в  счет означенной суммы 6000 руб. серебром, и получил от Паца заемное  обязательство (облиг).  В июне 1823 г граф Пац передал имение Мыто Россудовскому   в арендное правление. 7 августа 1824 г. поверенный Паца прислал ревизора и эконома  «на занятие владения Мыта на имя самого Паца». Россудовский отдал ключи, кресценцию и управление, перед этим продав часть имения- 5 дворов Шульцу  и 2 двора присоединив к своему фольварку. Граф Пац по закону должен был вернуть Россудовскому 6000 руб серебром с процентами, но не вернул. 30 августа 1824г Россудовский подал в Слонимский земский суд заявление о взыскании долга. Л.Пац представил свидетельство лидского заседателя Ноневича, что будто бы он по просьбе Паца командировывался Лидским нижним судом 10 августа 1824 г в имение Мыто  и отделил за сумму по облигу (6 тыс рублей серебром) две деревни на 5 и 2 двора и, таким образом, претензию удовлетворил. И.Россудовский  в  заявлении утверждал, что Ноневич в Мыто не приезжал, никаких переговоров с ним не вел и никакого отделения части имения не было, а долг ему не вернули.  «Слонимский земский суд оное свидетельство несправедливое, в подкрепление воображения Паца, утвердив … денежной моей принадлежности не приговорил, а велел искать удовлетворение по облигу в надлежащем месте».

    Иван Россудовский принялся искать удовлетворение. 13 декабря 1824 г. вошел с жалобой к Литовскому Военному Губернатору, который предписал Гродненскому Гражданскому Губернатору Бобатинскому разобраться. Бобатинский отправил разбираться Лидского уездного исправника Кунцевича.  Россудовский выразил недоверие Кунцевичу, «яко прикосновенного к делу» и написал 27 января вторую жалобу Литовскому Военному Губернатору, в которой настоятельно просил вернуть ему деньги с понесенными убытками, а Лидский Нижний Земский суд и канцелярию  за подлог и злоупотребления  подвергнуть суждению. В марте Бобатинский вновь отправил разбираться уездного исправника Кунцевича,  встречаться с которым Россудовский отказался. В мае 1825 г.  Россудовский обратился с жалобой  к Великому князю Константину Павловичу. Усилиями гродненских чиновников дело было закрыто.

    Вспыхнуло польское Ноябрьское восстание.  В мае 1831г из Польши для «возбуждения» восстания в Литве был направлен кавалерийский отряд генерала Д. Хлаповского. 1 июня 1831г отряд прошел через Мыто, здесь к нему присоединился магистр философии Игнат Домейко из Заполья. Иван Россудовский, также как и большинство лидской шляхты, «не возбудился» и участия в восстания не принял. А вот Людвиг Михал Пац стал одним из главных руководителей восстания, членом временного правительства Польши, командующим дивизией. После усмирения мятежа бежал во Францию, жил в Англии, Валахии, умер  в Турции.  Все его имения, в том числе  Мыто, были конфискованы. Процесс описания и конфискации продолжался три года. 24.06.1832 сотрудник ликвидационной комиссии асессор Стефанкевич рапортовал в Гродненскую казенную палату, что «имение Мыто лежащее в Лидском повете, бывшее по закладному праву во владении генерала графа Людвика Паца окончено приемом в казенное ведомство сего числа и оставлено в управлении действующего по доверенности помещика Костровицкого и помещика Людвига Шишко, от которого в приеме в движимость взята подписка, и особо сего другая такая же в том, что при описи ничего  не утаил…».

    Людвиг Шишко управлял имением Мыто по доверенности  помещика Костровицкого, за которым было оставлено имение на 1832 г в арендном содержании, с платежом в год с оброчными статьями  1200 рублей серебром. В имении было 33 двора, в них проживали  116 мужчин, 96 женщин. «Земли количество неизвестно, а полагается под дворовыми полями 385 моргов, сена накашивается до 400 возов, разного полагается до 20 уволок, под крестьянами 23 ½ уволоки. Строения: жилой дом с прочими фольварочными строениями и службами, винокурня, 2 мукомольных мельницы, одна водяная, другая лошадиная, совершенно обрушенные. Сверх  того, бывший почтовый двор со всею застройкою и 4 корчмы. Крестьяне все почти семейные, поселены на хорошей почве, земли, судя по хозяйственному обзаведению можно назвать достаточными… Пригонные дни и прочие повинности наравне с прочими фольварками».

    В 1832 г. не добившийся справедливости Иван Иоахимович Россудовский жил с сыном Станиславом в Невише,  его сыновья: Казимир Россудовский  с женой Эфрозиной из Стацкевичей (1798-?) жил в имении Дитва (267 душ, приобретено у Шеметов), Иосиф с женой Антониной из Жуковских (1812-1850) – в арендованном имении Остров, Александр с женой Юлией из Радзивоновских (1812-?) –в арендованном имении Лебедка Францкевича. В Мыто  в 1833 г. стояла нестроевая рота Новоингерманландского полка.

    6 сентября 1833г Департамент Государственных имуществ обратил принадлежавшие Людвику Пацу движимое и недвижимое имущество в казну. И тут из Невиши возник Иван Россудовский  с решением  Гродненской палаты  гражданского суда от  17.02.1834, о присуждении имения Мыто или Здитвы в пользу Ивана Россудовского с процентами, а также  со стоимостью табакерки, подаренной  Россудовским при сделке Людвику Пацу, и отнесении всей этой  суммы –  360 606,82 ассигнациями на казну. 10 октября 1834 г ликвидационная комиссия  предложила утвердить имение Мыто с принятием в вотченичество Россудовского, но с тем,  что впредь до уплаты им Россудовским в казну 99702 злотых серебром и 259 ассигнациями таковое имение оставалось  бы в ведомстве казны без отчета.

    Таким сложным путем Иван Россудовский получил имение Мыто в собственность, что позволило его  семье  войти в число крупнейших лидских помещиков. В 1844г старший сын Казимир Иванович Россудовский владел Вереново (125 душ) – унаследовал от бабушки, второй сын коллежский регистратор Иосиф Иванович Россудовский – имением Дитва (114 душ), и вместе со Станиславом Ивановичем – имением Мыто (167 душ), за Россудовскими оставалось  также имение Невиша.    

    В промежутке между 1835- 1844гг  Иосиф и Станислав Россудовские построили господский двор Мыто.  Все постройки были возведены с нуля. 29 октября 1844 г., по постановлению  Губернского Инвентарного Комитета, было проведено  инвентарное описание имения. В имение входили  деревни Мыто, Новоселки и Косиловцы с 33 тягловыми дворами.

    В Мыто было 6 тягловых хозяйств, в них жили:

    1. Коровайчик Степан Андреевич (50 лет), жена Текля (32), брат Иосиф (48лет), сын его Филипп (9), дочери Степана Королина (5) и Людвика(3), батрак Михайло (70).
    2. Холевинский Степан Миколаев (50), жена Марьянна (30), сыновья Викентий (18) и Станислав (5), дочь Петронеля (10), батрак Осип Короневский(30).
    3. Холевинский Михайло Осипов (25), жена Татьяна (22), сыновья Михаил (6) и Матвей (3), его братья Иван (12) и Иосиф (10), батрак Матвей Лещинский (18), сестра Михайла Настуся (20).
    4. Шумелевич Балтромей Адамов (55), сын Иван (20), дочери Агата (15) и Констанция (12), батрак Миколай Шилковский (30), жена Федора (28), сын Викентий (4), дочь Миколая Марьяна (2).
    5. Шилковский Иван Андреев (42), жена Кристина (50), брат Яков (30), жена Тереса (27), сыновья Антон (10), Юрий (4) и Андрей, дочери Ивана Зофия (12) и Петронела (10), мать Ивана Агата(60).
    6. Шилковский Мартин Мартинов (43), жена Каролина (43), сыновья Павел (18), Иван (16) и Мартин (8), жена Павла Кристина (20), дочь Марьянна (3), своячка Петронеля (38).

    В каждом мытском тягловом хозяйстве было по одной лошади, у Б. Шумелевича -2;  по 2 вола, у Ивана Шилковского -3; по 1-2 корове;  по 1-2 быку, у Мартина Шилковского -3, у Б. Шумелевича –ни одного; по 1 теленку; от 3 до 8 овец, по 2-4 свиньи и от 3 до 10 кур.

    В деревне Новоселки было 19 тяглых дворов, в них жили:

    1. Шелевич Иван Иосифов (56), жена Настасия (50), сыновья Матвей (29), Кузьма (24), дочери Магдалена (21) и Анна (12), жена Кузьмы Катерина (22), Ивана брат Иосиф (46), жена его Елисавета (51) сын Адам (6), дочь Катерина (14).
    2. Волынец Сымон Фомин (57), сыновья Игнат (31) и Фома (26), дочери Каролина (21) и Федора (13).
    3. Мицилович Мартин Яковов (31), жена Настазия (30), дочь Елисавета (3), братанки Мартина Иван Матвеев (9), Мартин (6) Мициловичи, мать Катерина (29), батрак Петр Русак (40), мать Мартина Анна (60).

    4.Щепук Иван Васильев (66), сын Федор (40), жена Фёдора Агата (37), сыновья Антон (15), Иосиф (11) и Иван (10), дочери Каролина (16) и Марьяна (8).

    1. Волынец Михаил Михайлов (31), жена Антонина (31), сыновья Варфоломей (7) и Михайло (2), дочь Петронеля (5), двоюродные братья Михайлы Волынца Мартин (17), Викентий (18), их мать Настуся (41).

    6.Щепук Петр Васильев (60), сыновья Андрей (26), Кузьма (21), жена Андрея Крастына (22), дочь Тереса (2), дочь Петра Кася (15).

    1. Щепук Иосиф Иванов (44), жена Агата (44), сыновья Илья (11) и Доменик (6), дочь Катерина (17).
    2. Буйко Мартин Иванов (55), сыновья Иван (21) и Матвей (15), жена Ивана Анна (23), сын Ивана, Василий (3), своячина Катерина (45), сын ее Михаил (5), дочь Текля (9).
    3. Ковалевич Степан Семенов (57), жена Агата (35), сыновья Иван (10), Роман (6) и Михаил (4), дочери Юстина (14) и Кристина (11), брат Степана Фёдор (39) его жена Кася (39), сын Кузьма (12), дочери Розалия, Марьянна, Катерина.
    4. Миколайчик Иосиф Александров (61), жена Розалия (50), сын Станислав (14), братанки Базылий (31) и Иван (27) их мать Анна (72), дочь Юстина (17), жена Базылия Александра (26).
    5. Волынец Иван Матвеев (32), жена Тереса (26), брат Ивана Иосиф (16), дочь Ивана Татьяна (4), мать Ивана Анна (46), батрак Игнат Лещинский (21).
    6. Водейко Кузьма Иосифов (42), жена Зофия (44), сыновья Иосиф (18) и Яков (7), дочери Петронеля (17), Настазия (10) и Анна (9).
    7. Лайбис Матэуш Иванов (33), жена Катерина (27), сыновья Фома(3) и Иван, дочь Катерина (7), брат Матеуша Кузьма (27), другой брат Матвей (16), сестра Марьяна (9).
    8. Волынец Илья Яковов (30), жена Катерина (27), сыновья Сымон (7) и Викентий (4), дочь Михалина (2), своячина Катерина (48) ее дочери Магдалена (9) и Юзефа (7), сестра Розалия (15).
    9. Кореневский Иван Яковов (31), жена Марьянна (30), сын Петр (9), дочь Настасия (6), брат Григорий (14), мать Ивана Агата (42), батрак Иосиф Волынец (32), жена Анна (24).
    10. Сакун Василь Иосифов (53), жена Крыстына (32), сын Миколай (14), дочь Анна (17), братанок Василий Кузьма (23).
    11. Янковский Кузьма Яковов (50), сын Иван (30), дочери Анна (2) и Агата (14).
    12. Волынец Иван Петров (57), жена Юстына (60), сын Иосиф (15), братанок Адам (4), дочери Катерина (14) и Аудоция (10), батрак Иван Щепук (23), кутник Кузьма Лещинский (46), жена Агата (30), своячина Марьянна (50).
    13. Селевич Степан Павлов (33), жена Марьянна (33), сын Матвей (3), брат Степана Сыльвестр (25), жена Катерина (29), сын Иван (3).

    В каждом новоселковском хозяйстве были по 1-2 лошади, только у Яновского лошади не было; по 2 вола, у Я.И. Волынца -3 своих и 3 господарских; по 1-3 коровы; по 1-2 быка; по одному, редко 2 теленка; по 4-6 овец;  у М.М.Волынца 8 овец; по 1-3 свиньи, у П.Щепука -5; от 3 до 10 кур; в 4 хозяйствах 7 -9 гусей.

    В деревне Косиловцы было  8 тягловых дворов, в них жили:

    1. Селевич Иван Михайлов (31), жена Каролина (27), дочь Кристина (1), братья Ивана Станислав и Мартин.
    2. Селевич Юрий Яковов (43), жена Анна (35), сыновья Яков (12) и Максим (9), дочери Каролина (6) и Констанция (5), братанок Михаил (12), батрак Матвей Водейко (40), жена Крыстына (39), дочь Ева (7), служанка Катерина (18).
    3. Селевич Юрий Михайлов (43), жена Геленна (37), сын Петр (11), дочери Зофия (11), Анна (10) и Марцеля (3), батрак Викентий Гумбар (35), жена Анна (25), сестра Викентия Люция (20).
    4. Селевич Степан Мартинов (51) сын Роман (8), дочь Зофия (14), брат Степана Иван Шляхтун(35), жена Анна (23), дочь Катерина (12).
    5. Шастак Михаил Балтрамеев (53), сыновья Петр (23), Иосиф (18) и Викентий (12), дочь Гелена (27), батрак Григорий Лайбис (10).
    6. Гумбор Антон Яковов (38), жена Домицела, сын Иосиф (3), дочь Варвара (6), батрак Миколай Коровайчик (33), сестры Антона Катерина (18) и Каролина (16), мать Антона Марьянна (58), кутник Иван Гумбар (50), жена Агата (45), дочь Малашка.
    7. Гумбар Фома Андреев (52), жена Розалия (49), сыновья Матвей (27), Иосиф (21) и Матеуш (12), дочь Агата (9), Матвея жена Францишка (20).
    8. Лесник Волынец Иосиф (50), жена его Анна (40), батрак его Степан Лайбис (21).

    В каждом косиловцевском  хозяйстве было по 1-2 лошади, по 2 вола, по 1-3 и даже 4 (у Антона Гумбара) коровы; быков не было в 4 хозяйствах, по 1 быку  было в 3 хозяйствах, у Ю.Селевича было 2 быка, по 1-2 теленка, 4 хозяйства без телят;  от 4 до 10 овец;  от 1 до 4 свиней; от 6 до 10 кур, у Фомы Гумбара 18 кур.

    Никто заметно  не выделялся, во всех хозяйствах близкое  количество крупного рогатого скота, овец, свиней и птицы.

    По результатам инвентарных описаний 1840-х годов в Санкт-Петербурге  были изданы «Приложения к трудам редакционных комиссий для составления положений о крестьянах, выходящих из крепостной зависимости».  В «Приложениях»  приведены данные по 33 имениям Лидского уезда. По имению  Мыто показаны 33 надельных хозяйства, 124 крепостных и 5 дворовых мужчин, 495 десятин удобной земли, средняя величина участка -15 десятин,  по 4 десятины на одну мужскую душу. Пригон с двора –  156 мужских и 156 женских дней. Оброк: курица, 10 яиц, 60 грибов.

    Из сравнения с другими  крупными землевладениями Лидского уезда  выясняется, что имение Мыто было  средним. Крупнейшим землевладельцем  Лидского уезда был князь Витгенштейн, ему принадлежали:  местечко Белица, имения Андрусовщина, Докудово, Збляны, Истоки, Кривичи, Лозяны, Пацуки, Селец, Стоки, в совокупности 12358 десятин  удобной земли находящейся в пользовании 3464 мужских крепостных душ. Вторым был граф Потоцкий с 2453 крепостными. Почти все крупные  помещики предпочитали держать крестьян на надельной земле, только 32 хозяйства были на оброке и 252 на смешанной надельно-оброчной. На  один  двор приходилось от 10 до 27 десятин земли, самые маленькие участки были в Сельце – от 3 до 12 десятин.  На одну мужскую душу приходилось от 2.25 (Селец) до 7 десятин (Городенки), в среднем 3.98.

    В 1840-1850-е годы Россудовские  продолжали расширять свои земельные владения. В 1848г. имение Мыто с деревнями Мыто (31м.,27ж.), Новоселки  (79м.,68 ж.), Косиловцы (31м.,27ж.) и Бобовцы (19м.,17ж) перешло Станиславу Ивановичу Россудовскому. В 1851г. он еще  не женат, у него 212 крестьян и 200 волок земли. Иосиф Иванович Россудовский -вдовец, у него 5 детей:  Мирон 1932 гр, дочери Павлина 1835 гр, Елена 1839 гр, Меланья 1840 гр. и Юлия 1842 гр., за ним вотчинное имение Дитва (112  мужских душ, 115 волок земли).  Казимир Иванович – владелец имения Вереново, крепостных мужского пола 101 душа.

    В 1852г. братьям Россудовским принадлежали имения Дитва, Мыто, Невиша и Шейбакполе; продали Вереново, приобрели у Речинских Шейбакполе. В  октябре 1854 г Виленская гражданская палата не разрешила братьям Россудовским воспользоваться закладным правом и не позволила приобрести имение Дитву  Шемятовскую, которая перешла В.И.Желиховской.  Братья принимали участие в общественной жизни Лидского уезда: Казимир Иванович  бывший гродский судья и Станислав Иванович были депутатами комитета за правильной продажей горячих напитков (1846-50). Иосиф Иванович был попечителем сельского запасного магазина (1853-1861). Его сын Мирон Осипович был также попечителем сельского запасного магазина (1856-63).

    Фрагмент карты 1856 г.

     

    На карте 1856 г, видно, что господский двор Мыто огорожен, на его территории насчитывается 11 хозяйственных построек. «Палац был каменный, большой, 2-этажный.  Было як подняться. Амбары были, сараи».

    При административной реформе 1861г и отмене крепостного права местечко Мыто определено центром Мытлянской волости Лидского уезда. В 1867г. крестьяне выкупали земельные наделы у Мирона Осиповича Россудовского.

                    В 1878г Мытлянская волость охватывала  39 селений  с 2640 крестьянами.  Имение Мыто (54 мужчины и 47 женщин) принадлежало М.О. Россудовскому.  В начале 1880-х в местечке Мыто 6 дворов, 63 жителя, постоялый двор.

    В 1885 г имение Мыто перешло полковнику Кондратенко. Во второй половине  1880-х годов генерал-лейтенант в отставке Дмитрий Николаевич Маврос для своих четырех  дочек скупал ближайшие к Тарново имения. Дочки, в отличие от красавицы матери, особыми прелестями не обладали, и отец  отсутствие прелестей стремился восполнить  крупными наследственными земельными  массивами. Надо сказать, вполне успешно.

    Имение Мыто (40 жителей, 2000 десятин), имение Дзитва Талвашевская (31 жит, 800 дес.), имение Рулевичи (16 жит, 212 десятин) и фольварок Александровщина были куплены для третьей дочки Александры Дмитриевны 1860 гр. С приданным в 3800 десятин земли она была выдана замуж за Лидского уездного предводителя дворянства Ивана Ильича Чепелевского, на 18 лет старше невесты.

    Чепелевский  Иван Ильич (1842 или 10.12.1844- 25.10.1904) – дворянин Калужской губернии. Закончил первый Московский кадетский корпус, вступил в службу подпоручиком в 8-й стрелковый батальон (1862), переведен прапорщиком в 6-ю артиллерийскую бригаду, затем  в батарею 11-й артиллерийской бригады (1863). В 1864 г. уволен с военной службы по болезни. Зачислен в распоряжение Главного Начальника Северо-Западного края (7.03.1864), направлен во временную комиссию по крестьянским делам (1868). Назначен мировым посредником 1-го участка Вилейского уезда в м. Мядель (5.03.1869), председателем Лидского уездного съезда мировых посредников (5.06.1873), избран Лидским уездным предводителем дворянства (15.05.1875), назначен почетным мировым судьей Лидского судебного мирового округа (1878), член Виленского губернского по крестьянским делам присутствие (с 1881),  член губернского по воинской повинности и по городским делам присутствия (с 1882), член училищного совета Виленской дирекции народных училищ (с 1882), назначен почетным мировым судьей Виленского судебного мирового округа (1886), Виленским уездным предводителем дворянства (1890), председателем Лидского съезда мировых посредников (24.05.1890), Виленским вице-губернатором (28.11.1894), Виленским губернатором (5.07.1896), Витебским губернатором (24.05.1899).

    Участвовал в трудах комиссии для выяснения вредных сторон экономической деятельности евреев в  Виленской губернии (1881), в занятиях комиссии по устройству быта чиновников Северо-Западных губернии (1886), в учрежденном при МВД совещании для обсуждения проекта открытия земского управления в губерниях Европейской России (1901). Кавалер Орденов  Св. Станислава 2 ст., Св. Анны. Награжден знаком за поземельное устройство государственных крестьян (12.02.1871), бронзовой медалью за труды по 1-й Всероссийской переписи населения (1897). Коллежский асессора (30.08.1876), надворный советник (30.08.1880), коллежский советник (15.05.1883), действительный статский советник (25.06.1890).

    Немалую поддержку в продвижении Чепелевского по службе, при безусловном наличии собственных талантов,  оказали родственники: Мавросы и фон Эксе.

    В начале 1890-х в Мыто 101 житель (54м+47ж), в фольварке Мыто  -51 житель:  45 католиков, 5 евреев, 1 православный.

    В начале ХХ века Чепелевскому принадлежало имение Мыто  – 40 жителей (18 м, 22 ж), 2000 десятин; имение Дзитва-Талвашевская – 31 житель (15 м, 16 ж), 800 десятин;  имение Рулевичи-16 жителей (10 м, 6 ж), 212 десятин. Чепелевской  принадлежали фольварки Александровка -7 жит (3 м, 4 ж), 790 десятин и Лазовка -8 жит (6 м, 2 ж), 56 десятин. В д. Мыто проживали 135 жителей (72 м, 63 ж) на  206 десятинах, в  д. Новоселки 314 жит (150м, 164 ж) 498 десятин,  в д.Косиловцы –104 жителя (54м, 50 ж), 209 десятин.

    Фрагмент карты 1908 г.

     

    Вплоть до 1908г, судя по карте, видимых изменений в господском дворе Мыто не происходило. Иван Ильич Чепелевский скончался в 1904г в должности Витебского губернатора.

    31 июля 1914 г началась Первая Мировая война. Из Лидского уезда в 1914-15 годах были призваны почти треть мужчин.  В августе 1914г из Мытской волости на войну отправились:  Васильевский Казимир, Гелевич Иван Венедиктович, Жоль Иосиф Адамович, Жуков Антон Никифорович, Кучинский Бронислав Иосифович, Лац Андрей, Макицкий Осип Казимирович –был ранен, Моргун Юльян Станиславович – был ранен, Викентий Рушлевич  – был ранен, Сарафимов Валерий Станиславович, Халевный (Холевнов) Юлиан Федорович из Мыто. Домой они не вернулись.

    Во  время немецкой  оккупации 1915-18 гг. жители соседних деревень  ходили на обязательную работу в Мыто. Хозяйством там руководила местная женщина, которая знала немецкий язык. Раз в неделю приезжал хромой немец «посмотреть за порядком». Если порядка не было – виноватых пороли.

    Весной 1919 г в районе Мыто –Паперни сосредоточились польские батальоны, которые 17-20 апреля  отбили у Красной Армии Лиду и Вильну. Юзеф Пилсудский 17 апреля  весь день провел у моста через Дитву в ожидании победных реляций. Не дождался, ночью в бой за Лиду пришлось отправить  два лучших батальона.

    1920 год запомнился тем, что в Мыто стояли «кузаки» и на лошадях ездили девчата с короткими стрижками: «У месных людзей пазаймалi гумна, а потым прыйшоў прыказ адступаць, i яны за ноч усе зъехалi.  Скармiлi сваiм каням нашы запасы аўса, зярна». Летом 1920 г в Мыто был создан Мытлянский волвоенкомат во главе с волвоенкомом Ширинкиным.  Мытская молодежь приобрела первый опыт уклонения от призыва.

    16 июля 1920г под Мыто, по сообщению родственников,  погиб подхорунжий Бронислав Матляцкий из 6-ой батареи 9-го полка артиллерии. В сентябре 1920 г. при отступлении Красной Армии южнее Мыто в районе Лебеды проходили жестокие бои, через окружение прорывались  5 красноармейских дивизий.

    После военных событий в имении Мыто хозяйственные постройки собрались в два квадрата. В 1921 г в 2 жилых домах жили 15 человек.

    Фрагмент карты 1926 г.

     

    Такая же ситуация на карте 1930 г.

    Фрагмент карты 1930 года.

     

    Вот как прирастало, а затем убывало  домами и людьми имение Мыто за 1832-1930 гг.

    Имение/фольварок  Мыто 1832

     

    1844 1848 1878 1885 1890 1900 1921 1930
    дворов 33 33 40 2 2
    Крестьян/жителей 212 297 299 101 51 40 15

     

    В межвоенные годы фольварком Мыто владел Иосиф Бурнос:  «Хозяин Юзеф Бурнос поставил деревянный дом, жил в деревянном. Сам работал – сеял, пахал, бил масло, любил работать сам.  Его вывезли, потом жил в Польше».

    Фрагмент карты 1940 г.

     

    В настоящее время от господского двора остались полуразрушенные постройки, а от жилого каменного дома –развалы фундаментов. Холм, на котором стоит дом, песчано-гравийный – очень хороший материал для подсыпки дорог.

    Холм, на котором стоял каменный Россудовских и Чепелевских.

     

    Остатки фундамента.

     

    Фрагменты керамических горшков, коробчатого кафеля и столовой посуды, найденные в осыпи.

     

    Деревня Мыто после Первой Мировой войны осталась без моста и администрации, которая  переместилась в  Ваверку. Постепенно деревня разрасталась:  в 1923г 20 домов, в 1930г- 24 дома, в 1939г -39.

     

    Фрагмент карты 1923 г.

     

    В сентябре 1939 г пришла Советская власть. С 15 января 1940г исполком сельсовета разместился в Мыто.  Председателем Мытского сельсовета был избран Виктор Мартынович Сапега.

    Сапега Виктор Мартынович закончил гимназию в Петрограде, работал в имении у Костровицкого.  В 1939 г был назначен начальником милиции Белогрудского участка, затем председателем Мытского сельсовета, вскоре преобразованного в Радивонишский. В июле 1941 г. спрятал знамя сельсовета  в кувшине в землю. 1 февраля 1944 г. был убит аковцами. Похоронен на Белогрудском кладбище. Сын Данил Викторович Сапега – моряк торгового флота 10 лет искал знамя. В 1976 г. нашел, горшок оказался поврежденным, знамя за 35 лет истлело. Хранится в Лидском музее.

    22 июня 1941г на Лиду пролетели немецкие бомбардировщики. Неделю  из -под Гродно отступали  подразделения Красной армии. В начале 1943г возникли аковские формирования.  19 августа 1943г аковцы в д. Мыто схватили Юстина Ивановича Холевинского, и убили его в Ваверке выстрелом в затылок, труп бросили в старый пересохший колодец.

    8 июля 1944 г 17-й полк 3 -го гвардейского кавалерийского корпуса вышел  на рубеж р. Дитва севернее с. Мыто, где отразил две сильные контратаки танков и пехоты немцев. 9июля вдоль Дитвы проходили бои между  дивизиями 3-го гвардейского корпуса и прибывшей из Берлина  50-ой немецкой пехотной  дивизией. 10 июля линия фронта преодолела  р. Дитву.  За годы войны в Мыто было разрушено 10 домов. Практически полностью сгорели Новоселки.

    В 1944-45 гг из Мыто были призваны в Красную Армию: Кисель Осип Антонович 1915 гр. -1 сентября 1944 г., Шилковский Иван Антонович 1918 гр.  – 1 сентября, Мухляда Михаил Эдвардович 1914 гр.  – 18 сентября, Шимулевич Николай Иванович 1905 гр. – 2 ноября, Макей Иван Осипович 1905 гр.  – 17 марта 1945г.

    13 июля 1944г возобновил деятельность Мытский сельсовет под председательством Ивана Степановича  Старостина.

    Старостин  Иван Степанович (5.02.1911 -6.11.1946).  Родился д. Боготеево Тульской   рус, б/п, 5 классов. Школа (18-22),в хозяйстве с отцом (22-29), тракторист (29-32), пред колхоза (32-34), Кр Армия (34-37), пред с/с (37-39), КА участник финской  (39-40), пред с/с (40-41), РККА (41)-ст. сержант, 12.10.41 плен, с 15.02.42 в партизанах до 13.07.44 по «Орел». С 13.07.44 предс Мытского с/с. Женат, 3 детей, Награжден медалью «За доблестный труд в Вов». Убит 6 ноября 1946.

    6 июня 1848 г выстрелом средь белого дня в Мыто был убит председатель Мытского сельсовета М.И.Конахович.

    Конахович (Канахович) Михаил Иванович.

     

    Конахович Михаил Иванович (1900-1948) родился в д. Репники Лидского уезда. В 1939г. избран председателем Мееровского комитета бедноты. С 1940г.  в органах советской милиции. С марта 1944 в партизанском отряде «За Советскую Белоруссию». После освобождения председатель Мееровского, затем Мытского сельсоветов; избран депутатом райсовета. В 1973 г. именем М. И. Канаховича  была названа улица в г. Лида.

    Удостоверение Михаила Ивановича Канаховича.

     

    В 1950 г на территории Мытского сельсовета была проведена коллективизация. 10 марта    13 крестьянских  хозяйств  д. Мыто решили добровольно объединиться в сельхозартель и назвали ее именем Верховного Совета СССР. Подали заявления Вера Михайловна Холевинская, Иван Францевич Холевинский, Владимир Николаевич Новик, Куприян Викентьевич Запасник, Иосиф Мартинович Курьян, Николай Иванович Гумбор, Анастасия Юзвович, Зимунд Иосифович Драб. Первым председателем правления была избрана Вера Михайловна Холевинская. 28 апреля Лидский райисполком утвердил Устав сельхозартели. В уставе крестьяне записали свои заветные  желания: обеспечить полную победу над всеми эксплуататорами, создать высокую производительность труда, обеспечить  лучшую жизнь колхозникам, сделать свой колхоз большевистским, а крестьян зажиточными.

    Председателем колхоза был избран Курьян Иван Иосифович, бухгалтером Гумбор Николай Иванович, зав. участком Курьян Евгений Михайлович. На 1 января 1951г в колхозе насчитывалось 59 дворов, 29 конных плугов, 6 окучников, 20 железных борон, 23 повозки, 9 саней, 6 коров, 29 лошадей (из них 18 рабочих). В первый год совместного труда  была получена такая урожайность:  по 7, 1 ц/га пшеницы, 7,6 ц/ га ячменя, 4.6 ц/га  овса, по 73, 4 ц/га картофеля. В 1951г члены колхоза выработали 2883 трудодня.

    12 февраля 1952 г колхоз имени Верховного Совета СССР  был укрупнен,  к нему присоединили мелкие  колхозы окружающих деревень: «Дружба» (Новоселки), «Правда» (Яновляны и Подольховка),  «Победа» (Косиловцы и Кадишки), «Советская Белоруссия» (Бобовцы). Площадь колхоза составила 2124 га, свыше 1тыс га пашня, св.600 га –сенокос и пастбища, 121 га лес. В 1953 г укрупненный колхоз  рассчитался по всем видам поставок с государством, более чем в 2 раза увеличилось поголовье скота, повысилась урожайность, колхоз приобрел первую автомашину. Председателем колхоза в 1960 г был Мицилович. Его сменил в феврале 1964 г  Сурвило Альбин Викентьевич.   29 февраля 1964 г в Устав артели разрешено было внести положение позволявшее правлению колхоза наделять колхозников приусадебными участками, а колхозному двору иметь в личном пользовании одну корову, теленка до 6 месяцев, одну свиноматку с приплодом, одну овцу с приплодом, домашнюю птицу и кроликов.

    В 1966 г была введена денежная оплата труда, до этого работали за трудодни, в конце года по трудодням выдавали зерно. Колхоз  специализировался в мясо-молочном направлении, выращивали также лен, табак и овощи. Овощи сдавали на комбинат пищеконцентратов, частично продавали на базаре в Вильнюсе. Имелся большой сад. Сбыт яблок был слабым, кормили ими скот. Выращивали свиней и птицу. За 1965- 1979 гг. с колхозных полей  было вывезено 60 тыс тонн камней. Земля –худшая в районе оценивалась в 27 балов.

    За годы существования колхоза имени Верховного Совета СССР 8 колхозников были награждены 11 орденами:  председатель Сурвило Альбин Викентьевич – орденами Трудового Красного Знамени (1966),  «Знак Почета» (1972) и орденом  Ленина (1975); доярка Арлукевич Мария Ивановна –  орденом Трудового Красного Знамени (1966); Гумбар Мария Ильинична –орденом  Трудового Красного Знамени (1971); агроном Чечет Николай Николаевич – двумя орденами «Знак Почета» (1971, 1973); доярка Волынец Мария Александровна –  орденом Трудового Красного Знамени (1973); тракторист  Волынец Владимир Васильевич – орденом  Трудового Красного Знамени (1973); экономист Лещинский Евгений Антонович – орденом Трудового Красного Знамени (1973); Кудош Надежда Васильевна – орденом «Знак Почета» (1975).

    11 ноября 1975г при очередном укрупнении колхоз Верховного Совета СССР был переименован в колхоз имени Жданова. Присоединили  д. Ковали, Манцевичи, Красновцы. Площадь колхоза составила 2558 га сх угодий, 1697 га пашня, 410 га сенокосов. 17 грузовых автомобилей,  41 трактор, 10 комбайнов, 2 кормодобывающих комплекса ККС 100, Е-281.

    В колхозе Жданова сохранялось мясо-молочное направление.  2 тыс. голов крупного рогатого скота, в том числе  550 коров, были сосредоточены на 4  фермах:  Красновцы, Манцевичи, Мыто, Новоселки. Колхоз ежегодно продавал государству 1200 тон молока, 200 тонн мяса, 2375 т зерна,  1250 т картофеля. Были построены типовые мех мастерские,  зерносклады, детсад на 25 мест,  22 колхозных квартиры, комплексно-приемный пункт Действовали 2 клуба, 2 библиотеки, 3 магазина. В  Мыто проведен водопровод и телефонная линия. Началось строительство банно-прачечного комбината.

    4 члена колхоза имени Жданова были отмечены государственными наградами:

    – заведующий производственного участка Толмач Иван Иванович  орденом «Знак Почета» (10.03.1976) и орденом Трудового Красного Знамени (26.03.1982); тракторист Прокопович Станислав Леопольдович  и токарь Янушкевич Казимир Иосифович –  орденом Трудовой Славы ІІІ степени  (27.12.1976).

    В январе 1989г Совет Министров СССР принял постановление, которым отменил правовые акты об увековечении памяти А. А. Жданова, колхоз имени Жданова переименовали в колхоз «Рассвет».

    Последующая судьба колхоза – это в основном переименования и реорганизации. Деревня  Мыто побывала в составе  колхоза «Рассвет» (02.1989-2002), ЧУАП «Мыто» (2002-2004), СПК «Рассвет-Мыто» (с 2004). Центром СПК стала Ваверка. В Мыто  жизнь замирает:  закрыли детсад, пустует административное здание, разрушается банно-прачечный комплекс.

     

    Таблица 2. Д. Мыто. 1775-2009 годы. Прирастание-убывание дворами и жителями.

     

    Годы 1775 1844 1848 1865 1880 1890 1900 1908 1930 1939 1945 1996 2004 2009
    жителей    48  58    63 101 135      169   282 252 195
    дворов 10   6   8  6     8 24   39   29 99  88  

     

    Максимум был достигнут в 1996 г.

    План деревни Мыто.

    Сельсовет также не избежал переименований и переездов: Мытский с 1944 по 16.07.1954, Ваверский с 1954 по 1965, Мытский  с 1965 по 1972, Ваверский  с 1972 по 1973, Белогрудский с 1973 по 1975, Тарновский  – после1975.

     

    Первоисточники:

    Акты, издаваемые  Виленской  археографической комиссией. Том VII. Акты Городненскаго

    Гродскаго суда. Вильна. 1874.

    Акты, издаваемые  Виленской  археографической комиссией. Том  XIII. № 99-100.

    Акты,  издаваемые  Виленской  комиссией  для  разбора  древних  актов.  Т.  15:  Декреты Главного Литовского трибунала. Вильна, 1888. С. 283, 313.

    Balinski М. i Lipinski T.  Starozytna Polska. Tom III.  Warszawa. 1846. S.263.

    Восстание и война 1794 года в Литовской провинции. Минск, 2001. № 95,98. С.113-114.

    Гошкевич И.И. Виленская губерния. Полный список населенных мест со статистическими данными о каждом поселении. Вильна, 1905.

    Dlugosz Jan.  Roczniki czyli kroniki sławnego królestwa polskiego. № 11. S.56.

    Kosman M. Historia Bialorusi. Warszawa. 1979. S. 72.

    Памятные книжки Виленской губернии на 1853, 1854, 1855, 1856, 1857, 1858, 1859,1860, 1861, 1862 и 1863 гг

    Приложения к трудам редакционных комиссий для составления положений о крестьянах выходящих из крепостной зависимости. Том 6. Сведения о помещичьих имениях. Извлечение из описаний помещичьих имений 100 душ и свыше. Виленская губерния.  СПб. 1860. С. 14-19.

    Słownik geograficzny Królestwa Polskiego i innych krajów słowiańskich. Том VI. Warszawa.1888. S. 847.

    Słownik Geograficzny Królestwa Polskiego i innych krajów słowiańskich. Т. XIV. Warszawa. 1895. S.558.

    НИАБ в г.Гродно . Ф. 1144. Оп.2. Д.2. Список дворян 1 разряда 1834г. Л.55.

    НИАБ в г.Гродно . Ф.685. Оп.1. Д.11. Инвентарное описание Лидского уездного 4 стана 1848г. Л.13.

    НИАБ в г.Гродно . Ф.1144. Оп. 2. Д.3. Списки дворян на 1851г. Лл. 1798,1800.

    НИАБ в г.Гродно . Ф 1144. Оп.1. Д.7. Алфавитный список дворян 1902-1903гг.

    НИАБ в г. Гродно. Ф. 24. Оп.14.  Д.2. Дело о конфискации имения участника восстания генерала Людвика Паца. 1831-1838.

    НИАБ в г. Гродно. Ф. 6. Оп.1 Д.128. Дело за 1825 г по прошению помещика Лидского уезда Россудовского Ивана о передаче ему в традиционное владение им. Мыто Лидского уезда для возмещения его долгов.

    Старший научный сотрудник  Сливкин В. В.

    Старший научный сотрудник  Волынец Н. М.